А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Средневековый Таллин жил торговлей солью. Лодочники перевозили ее с кораблей к причалу, грузчики перегружали ее, весовщики взвешивали и определяли качество, купцы и лавочники продавали оптом и в розницу, возчики везли ее дальше - в провинцию и в соседние земли. Позднее город перешел на торговлю хлопком-сырцом.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ее именно в XVIII столетии.

Начинался он вполне по-средневековому: с непродолжительной по времени, хотя и достаточно мучительной осады и эпидемии чумы – по счастью, последней в истории города.

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

И хотя «заповедником Средневековья» и по своему облику, и по административному устройству Ревель в глазах современников оставался еще долго, поворот к Новому времени был необратим.

Дело даже не в смене государственной принадлежности – в ходе Северной войны город вошел в состав Российской империи, правители которой в XVIII столетии, за редким исключением, делали ставку на модернизацию.

За два-три поколения сменялась сама культурная и общественная парадигма: весь Европейский континент, вплоть до самых дальних его северных окраин, вступал в эпоху, которая получит в историографии название века Просвещения.

Да будет свет
Термин «просвещение» по отношению к эпохе принято использовать в переносном смысле, подразумевая прежде всего свет научного знания, рассеивающий былые заблуждения и предрассудки.

Однако не лишним было бы вспомнить и то, что говорить о свете вполне уместно и в прямом, физическом значении: именно в XVIII веке он начал все активнее рассеивать ночную мглу на улицах европейских городов.

Ревель вошел в их клуб со второй попытки: затея осветить перекрестки главных улиц впервые родилась еще при шведах, была положена под сукно и реализована в два приема: в 1787 году – в Верхнем городе, в Нижнем – годом позже.

Жест этот, положа руку на сердце, был все же скорее символическим: ну сколько, в самом деле, могли подарить запоздалому прохожему вожделенного света опущенные в конопляное масло фитили подвешенных над улицами на канатах девяти десятка ламп?!

Насколько безопаснее стало передвигаться внутри городских стен в темное время суток – сказать довольно затруднительно: во всяком случае, даже самим фонарщикам, помимо профессионального инструмента, полагались трещотка, палка и шпага.

Пускай, как писали впоследствии мемуаристы, первые ревельские фонари горели не сильно ярче «южных насекомых-светляков», пытаясь даже не победить окружающую темноту, а хотя бы только «превратить ее в поэтические сумерки».

Сама идея обзавестись уличным освещением – и, конечно же, ее реализация на том скромном уровне, который был доступен тогдашним технологическим возможностям – означала начало значительных перемен в сознании.

Впервые в своей истории горожане предприняли первую попытку если не разрушить полностью, то скорректировать модель поведения – строгое подчинение жизни природным ритмам.

Появление уличного освещения наглядно демонстрировало: необходимости укладываться спать с заходом солнца, а, как следствие, и вставать с первыми лучами солнца подходит конец.

Вечер – время между завершением непосредственной трудовой активности и отходом к ночному покою – можно было отныне провести не только дома, у горящего очага, но и в обществе.

Рождение досуга
По натуре своей средневековый горожанин был в известном смысле «коллективистом» и вряд ли мог представить себя вне рамок какой-либо корпорации – религиозной или профессиональной.

Реформация покончила в городах Северной Европы с былым существованием церковных братств. Гильдейская и цеховая система еще держалась, но и ее эпоха приближалась к завершению.

Объединение не ради спасения души или обсуждения тех или иных рабочих вопросов, а ради того, что вернее всего было бы назвать живым человеческим общением, – одна из примет наступления Нового времени.

И масонские ложи – чтобы ни говорили об этом общественном явлении позднейшие адепты теорий мирового заговора – были едва ли не первыми подобными объединениями, созданными образованной публикой.

«Мистические» ритуалы посвящения, причудливая атрибутика и напускная таинственность были, по сути, декорациями, за которыми велись разговоры отнюдь не о захвате власти над миром, а об «усовершенствовании» общества.

Первой из масонских лож Ревеля стало «Братство Исиды», основанное в 1773 году. За ним вскоре последовали еще три подобных объединения с не менее колоритными названиями: «Братская любовь», «Три боевых молота», «Надежда невинности».

Собственного помещения для проведения собраний у местных «вольных каменщиков» не имелось: одна из лож встречалась, например, на чердаке ратушной аптеки, владелец которой, разумеется, тоже причислял себя к одному из масонских братств.

Впрочем, местом светского общения для изысканной публики – разумеется, без напускной масонской «секретности» – могло стать и кафе, открывшееся напротив церкви Нигулисте на первом этаже гостиницы Stadt Hamburg в 1774 году.

Справедливости ради стоит заметить, что в хронологическом плане оно было вторым: первый в городе «кофейный дом» уроженец Сарагосы Альфонсо Телладо Карваллидо открыл еще при шведах, в 1702 году – тоже в XVIII веке, получается.

В кафе можно было не только отведать заморского напитка, но и почитать газету: начавшая выходить еще в шведские времена, она, после вызванной Северной войной разрухи, вновь вернулась к горожанам в 1772 году.

Шестнадцать лет спустя она опубликовала на своих страницах рекламное объявление: в зале Канутской гильдии состоится постановка пьесы «Ненависть к людям и раскаяние», созданной Августом фон Коцебу.

Автор и постановщик жил в Ревеле. Любительская труппа была набрана из местных жителей. Театр, прежде бывший уделом странствующих комедиантов, пустил в городе первые корни.

Промышленное превращение
Обсуждать вопросы мироздания и его улучшения в масонских ложах, обсуждать новости за чашкой кофе и рукоплескать театральным постановкам могло позволить себе, конечно, меньшинство.

Большая часть городского населения Ревеля XVIII столетия на избыток свободного времени, годящийся для светского времяпрепровождения, пожаловаться не могла: она была занята добычей хлеба насущного.

С переходом города под скипетр российских монархов в этой области наметились существенные перемены: гавань, прежде преимущественно торговая, стала базой военно-морского флота, форпостом Санкт-Петербурга.

Порох надлежало держать сухим, а фрегаты и линейные корабли – в постоянной боевой готовности: как минимум, ремонтировать. Осуществление ремонтных работ было поручено адмиралтейству, основанному петровским указом в 1714 году.

В масштабах города, едва оправившегося от войны и чумы, это было невиданное доселе по численности персонала предприятие: в адмиралтейских мастерских трудились две с половиной сотни человек – фактически каждый десятый горожанин.

Тут снова необходимо оговориться: первые мануфактуры, использующие наемный труд, стали возникать в Таллинне в предшествующем, XVII веке. Другой вопрос – насколько крупными они были и сколь значимую роль играли в экономике города.

Не будет ошибкой отметить: предприятия шведского времени специализировались лишь на выпуске предметов ограниченного потребления – таких, например, как бумага или шелк. Трудились на них немногие мастера, знающие секреты производства.

На ситцевую мануфактуру, основанную в 1794 году ревельским купцом Христианом Фрезе у подножья холма Ласнамяги на территории нынешнего Кадриорга, брали всех желающих – было бы желание выполнять монотонную тяжелую работу.

Таких уже через четыре года насчитывалось сто пятьдесят человек – совсем немало, если принимать в расчет то, что свободного рынка труда на территории Эстляндской губернии и в ее административном рынке еще толком и не было.

Дела у Фрезе шли хорошо: за первые пять лет своего существования его мануфактура произвела без малого сто пятьдесят тысяч погонных метров хлопчатобумажной ткани и принесла хозяину доход в сто пятьдесят тысяч рублей.

К сожалению, изменения в общероссийском законодательстве, постановившие, что продукцию мануфактур можно экспортировать исключительно через порты Петербурга и Риги, сделало производство нерентабельным.

Немногим лучше сложилась судьба и красильной мануфактуры, основанной в 1799 году в предместье Кассисаба жителем Верхнего города Карлом Метцке – работало на ней четыре с половиной десятка человек.

Как бы то ни было, начало было положено: из ремесленного «города мастеров» Ревель стремительно начал превращаться в современный промышленный центр, притягивая к себе сельский пролетариат.

Процесс этот завершится уже в следующем столетии, когда силуэт исторической части города, сложившийся окончательно тоже в XVIII веке, дополнят дымящие заводские и фабричные трубы.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Однажды Таллинн, который называли девой, ибо еще никто не сумел овладеть им, целое лето осаждало неприятельское войско. И хотя крепостные стены и башни надежно защищали таллиннцев, голод становился день ото дня все более лютым, и сердцами горожан овладели отчаяние и малодушие. Спасителем города в этот трудный час оказался барон Пален, хозяин поместья Палмсе. Он сделал вид, будто хочет послать голодным горожанам провизию. Когда повозки со съестным и пивными бочками приблизились к лагерю неприятеля на Ласнамяги, они были тотчас захвачены врагами. Голод измучил осаждавших солдат не меньше, чем таллиннцев, поэтому они набросились как волки на провизию, забыв про осаду. Хозяин Палмсе воспользовался этой короткой передышкой, чтобы спасти город. Он велел доставить морем к стенам города откормленного быка, а также немного солода, и передал их горожанам. Горожане сварили свежего пива и отнесли его на передние земляные валы. На днища перевернутых бочек они налили пива - так, чтобы пена потекла через края. Затем выпустили на валы быка, который выбежал, взрывая рогами землю. Когда враги увидели бочки с пенящимся пивом и откормленного быка, у них душа ушла в пятки. "Пропади все пропадом", - сказали солдаты, - "того не возьмешь измором, кто может еще столько пива наварить и прогуливает жирных быков на валах. Скорее сами умрем от голода". На следующее утро горожане увидели, что неприятель уходит восвояси. Таллинн был опять спасен.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!