А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
Говорят так:
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1324 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял свой облик как минимум трижды.

Озвученное на позапрошлой неделе намерение изменить его в четвертый раз – причем самым радикальным образом, скрыв привычный облик здания за современной пристройкой – вызвал неоднозначную реакцию.

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Причем как у рядовых таллиннцев, так и у специалистов: расширение театральных помещений в сторону Пярнуского шоссе даже на представленной визуализации проекта выглядит бесцеремонным вторжением в городское пространство.

Даром что фасад, который предлагается едва ли не полностью закрыть современной пристройкой, не совсем аутентичный: за минувшие неполных три четверти столетия он стал неотъемлемым элементом городского пейзажа – знакомым и любимым.

Тыльный вид
Уже современниками строительства было в начале ХХ века отмечено: возводящееся здание эстонского театра во многом служит антитезой его ближайшему соседу – театру немецкому.

Речь шла не только об избранном архитектурном облике (в одном случае – легкий и светлый югендстиль, в другом – солидный и несколько тяжеловесный северный модерн), но и о расположении зданий.

Немецкий – нынешний Театр драмы – был словно обращен к историческому прошлому: главный вход в него располагался со стороны Старого города. Эстонский – стоял «спиной к минувшему, лицом к новым предместьям».

Соответственно, и главным фасадом здания, которое возводило для своих нужд музыкально-драматическое общество «Эстония», считался тот, что был обращен к бульвару, с которым театр позже поделился названием.

Три остальных воспринимались второстепенными: среди работ, поступивших на объявленный архитектурный конкурс, они, есть такое чувство, в большинстве случаев и не фигурировали. По крайней мере, особого акцента на них не делалось.

Если два боковых – один выходящий на нынешнюю улицу Георга Отса, второй – обращенный к современному парку Таммсааре, а до Второй мировой – к стене рыночного холла, таковыми и являлись, то глядящий на Пярнуское шоссе требовал иного подхода.

Авторы проекта-победителя – творческий дуэт финских архитекторов Армаса Линдгрена и Виви Лённ – нашли его. Не стремясь повторить формы главного фасада, они постарались сделать и тыльного его собрата оригинальным и запоминающимся.

Торцы театрального и концертного зала, акцентированные сдвоенными эркерами, придавали облику здания вертикальность и воздушность. Между собой их объединяла трехэтажная перемычка – легкая, словно задник сценической декорации.

Подобные ощущения усиливал аттик с круглыми ветровыми отверстиями, установленный над гребнем черепичной крыши, – элемент, не отягощенный какой-либо конструктивной нагрузкой, деталь совершенно и исключительно декоративная.

Между тем корпус, который она собой венчала, напротив, был сугубо функциональным: в нем располагались не только служебные помещения театра и его дирекции, но и ресторан, и даже… торговые помещения на первом этаже.

В таком сочетании не было ничего удивительного: владелец здания – общество «Эстония» – было, говоря современным языком, некоммерческим объединением и нуждалось в средствах для содержания труппы.

Барочный акцент
Менее полутора десятка лет зданию театра «Эстония» довелось просуществовать в том изначальном облике, который оно имело на момент своего открытия в 1913 году.

Всего десять лет спустя театральное руководство констатировало тесноту помещений и решило обратиться к одному из авторов оригинального проекта Армасу Линдгрену с предложением расширить постройку.

То ли финский зодчий счел свое творение столь совершенным, что сама мысль о внесении каких-то изменений и переделок показалась ему кощунственной, то ли запросил слишком много, но проектировать изменения выпало не ему.

Проблему нехватки помещений архитектор Аугуст Перна решил с лихвой: к 1927 году в расширенном им здании комнат хватило не только для театральных нужд, но и для целого ряда обществ, а также – дирекции Государственного радиовещания.

Что же касается архитектурного облика северного фасада театра и концертного зала – а именно в этой части постройки производились переделки – то тут, пожалуй, уместнее было бы говорить об изменениях скорее количественных, нежели качественных.

Перемычка между театральным и концертным залами подросла на один этаж. Аттик с ветровыми отверстиями исчез: его сменила ломаная барочная крыша с мансардой – прием, пользовавшийся в творчестве Перна неизменной популярностью.

Безусловно, обращенный к Пярнускому шоссе фасад обрел солидность и основательность, если не сказать – тяжеловесность и грузность. И, соответственно, в значительной мере утратил былую, отчасти игривую, театральность.

В таком виде здание просуществовало еще полтора с небольшим десятка лет – пока не пало жертвой бомбардировки Таллинна в марте 1944 года: авиабомбы превратили театр «Эстония» в коробку обгорелых стен.

Восстановлен он был через три года – в ту пору, когда город стал столицей Эстонской ССР, что отложило свой отпечаток не только на общественный строй, но и на архитектурное творчество.

Языком классики
Из всего разнообразия архитектурных стилей модерн во всех его изводах советская художественная критика не жаловала: на протяжении долгих десятилетий в нем видели лишь «буржуазное декадентство».

Потому и сама мысль восстанавливать разрушенные войной здания именно в этом стиле выглядела – особенно непосредственно в послевоенные годы – едва ли не идеологической диверсией, чреватой неприятностями.

И все же театру «Эстония» повезло: его не разобрали полностью, как случилось со зданиями тартуского театра «Ванемуйне» или пярнуского театра «Эндла» – а восстановили достаточно близко к оригиналу.

Правда, справедливо это было только лишь в отношении главного, южного фасада и отчасти – западного. Что же касается восточного, а в особенности – северного, то тут была умышленно задействована принципиально иная стилистика.

Ставка делалась, выражаясь слогом тогдашних публикаций, «на следование лучшим образцам архитектурного наследия классики и ее творческого осмысления». Иными словами – на стилистику зодчих эпохи ампира, по умолчанию – русского.

Впрочем, и эстонским архитекторам эта творческая манера была отнюдь не чужда: в «представительном традиционализме» времен президента Пятса при желании можно отыскать схожую склонность к величественности, масштабности, пафосности, размаху.

Неудивительно, что и проект воссоздания театрального здания – «национальный по форме, социалистический по содержанию» – был разработан Аларом Котли – архитектором, которого в тридцатые годы завистники за глаза звали «придворным».

Упреки в данном случае стоит вынести за скобки: при восстановлении «Эстонии» мастер проявил достаточный такт и уважение к работам предшественников: конкуренты, допустим, вообще предлагали решить тыльный фасад здания как галерею колонн.

Колонны, так любимые классицизмом, или, точнее, полукруглые полуколонны Котли тоже задействовал. Но на редкость умеренно и умело, акцентировав ими торцы театрального и концертного залов – не хуже, чем на главном фасаде.

Анализируя проведенные им восстановительные работы, следует признать: архитектор пытался уравнять по значимости и представительности изначально тыльный, задний фасад здания с главным – и это ему вполне удалось.

Хотя при восстановлении Котли увеличил полезную площадь постройки, через полвека она оказалась недостаточной. И тогда вновь пришлось обратиться к былому опыту – увенчать перемычку мансардной крышей.

Это и было сделано в конце девяностых годов прошлого века – тогда же, когда послевоенная бордовая черепица над театральным и концертным залами была заменена на изначальную, зеленую.

* * *
«Двадцать пять лет стоит это здание на глазах всех таллиннцев, но никто не может сказать, что за это время оно стало казаться кому-либо старомодным, – писал в 1938 году историк и краевед Хуго Пеэтс. – А ведь сколько было построено в ту пору в Таллинне сооружений, которые в свое время притягивали всеобщее внимание, а ныне позабыты. Это – как и с людьми: мало тех, чье имя перешагивает через порог своей эпохи.

Театр и концертный зал «Эстония» – одно из тех немногих сооружений, которому это удалось. Оно войдет в историю архитектуры памятником, целостным и монументальным. Оно и есть очевидный монумент – простой и величественный».

Добавить к этой цитате, пожалуй, нечего. А главное – незачем: нет в том никакой необходимости. И хотя необходимость в дополнительных помещениях для театра «Эстония» есть, лучше, право, оставить его северный фасад без пристроек и дополнений.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

SHIBA INU COIN TALLINN ESTONIA

Раздача халявных токенов SHIBA INU. Можно ли заработать?

Привет друзья! Недавно попалось интересное предложение: установить в приложении Telegram бот, по раздаче бесплатных монет относительно молодого проекта SHIBA INU. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Главное здание больницы Общества общественного призрения с характерными вентиляционными трубами. Рисунок, выполненный по памяти в середине ХХ века.

От богаделен и госпиталей до больничных комплексов

Специальные здания для ухода за больными и их лечения предки нынешних таллиннцев начали строить еще до того, как поселение у ...

Читать дальше...

Северный, обращенный к Старому городу фасад театра и концертного зала «Эстония» в 1913 году: на первый взгляд – похоже, но приглядевшись, можно найти массу отличий.

Театр «Эстония»: метаморфозы фасада

За более чем вековую историю существования здания театра и концертного зала «Эстония» его северный, обращенный к Старому городу, фасад менял ...

Читать дальше...

Вход в здание Большой гильдии, стилизованный под сени сказочного терема 
в дни проведения Первой русской выставки Эстонии.

Смотр достижений нацменьшинства: Первая русская выставка

Первая русская выставка Эстонии, прошедшая в Таллинне весной 1931 года, привлекла всеобщее внимание и стала существенной вехой на пути межкультурного ...

Читать дальше...

Нынешний детский сад «Лотте» в Кадриорге – помещения ситцевой мануфактуры Х. Фрезе.

Восемь столетий Таллинна: век XVIII, просвещенный

Грань между Средними веками и Новым временем во многом условная – однако не будет ошибкой считать, что Таллинн по-настоящему переступил ...

Читать дальше...

Портреты космонавтов на фасаде таллиннского кафе «Москва».
Фото первой половины шестидесятых годов.

Таллинн, апрель 1961-го: космос становится ближе

Никогда до того – да, пожалуй, и никогда после, вплоть до дня сегодняшнего – космические дали не были так близки ...

Читать дальше...

Отправляясь в Африку или Америку, ты можешь оставаться в Европейском Союзе!

Вот несколько малоизвестных географических фактов, которые несомненно повышают значимость жителей Европейского Союза, а значит и жителей Эстонии. Территория Европейского Союза имеет ...

Читать дальше...

Новая кадриоргская оранжерея в представлении ее архитекторов.

Лето круглый год: в Кадриорг вернется оранжерея

Начать восстановление оранжереи, некогда бывшей неотъемлемой частью садово-паркового ансамбля в Кадриорге, городские власти планируют еще до конца нынешнего года. К числу ...

Читать дальше...

Увенчанный золоченой короной крендель еще лет двадцать тому назад был неотъемлемым элементом уличного пейзажа Старого Таллинна.

Башни, правители, кренделя: короны города Таллинна

Отыскать главный символ королевского статуса – корону – в городской среде столицы современной Эстонской Республики не составит для знатока большого ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!