Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Центр Старого Таллинна украшает Домский собор, главный храм Вышгорода. Пол его выложен надгробными плитами с эпитафиями и гербами знатных дворянских фамилий. Здесь захоронены видные шведские полководцы, а также остзейский барон Иван Крузенштерн, первый русский мореплаватель, совершивший кругосветное путешествие спустя триста лет после Магеллана. С собором этим связана одна занимательная история. Где-то в середине ХIХ века дремавшего у входа в храм ночного сторожа грубо разбудили. Тот быстро пришел в себя: перед ним стояли человек пять в масках, по речи, важные господа. Они повелели ему открыть двери, которые укажут, завязали глаза и повели. Сторож все открыл, но его все вели и вели, по дороге отпирая какие-то двери. Повязку сняли в маленькой комнатке: там стояло несколько сундуков, из которых господа отсыпали в мешки часть золотых и серебряных монет. Сторожу сказали: «Мы не разбойники, берем то, что захоронили здесь наши предки. Остальное оставляем нашим потомкам». А чтобы старик помалкивал, ему дали два золотых, вновь завязали глаза, вывели на улицу и растворились в ночи. Сколько ни пытался сторож потом найти потайную комнату с сокровищами, ничего не вышло. О происшествии этом рассказал он на смертном одре, а монеты завещал городскому музею, где они и хранятся поныне. Конечно, разнеслись слухи, полезли в собор кладоискатели, да все напрасно.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, так и по дальнейшей судьбе.

Практически исчезнувший из памяти горожан, он удивительным образом сохранился в первозданном виде – хотя ради этого ему и пришлось в свое время перебраться из Кесклинна на городскую окраину.

От северного фасада театра «Эстония» – под сень сосен кладбища Рахумяэ: туда, где обрели вечный покой жертвы трагических событий, в память которых монумент и был установлен.

Достойное намерение

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

Речь идет о памяти жертв ревельского «кровавого воскресенья» – расстрела рабочей сходки на Новом рынке 16 октября 1905 года. Буквально на следующий день после гибели свыше шестидесяти человек на месте трагедии был установлен деревянный крест, а на фонарном столбе со следами пуль повесили венок, перевитый траурной лентой.

Городская дума незамедлительно учредила специальный комитет по сбору средств на сооружение более солидного монумента: самый крупный денежный взнос на него сделал глава местного самоуправления Эраст Гиацинтов.

К началу декабря полуторамесячная «пора свобод» сменилась откатом к реакции. Грозная надпись на кресте «Да будет проклят тот, кто покусится сдвинуть его!» не остановила губернские власти: памятный знак был демонтирован.

Уничтожен полностью он все же не был: не совсем понятно, как, а главное – по чьей инициативе мемориальный крест был перенесен в часовню кладбища Рахумяэ, где в братской могиле были захоронены погибшие во время бойни на Новом рынке.

На свое изначальное место он был возвращен, судя по газетным публикациям, 30 июля 1917 года. А вот когда его сменил скромный деревянный монумент – сказать сложно: по всей видимости, не ранее чем через год-полтора.

Необходимость заменить временный памятник вновь зазвучала на страницах газет в 1927 году, когда музыкально-драматическое общество «Эстония» взялось за перестройку тыльного фасада своего театрального здания.

Участок, на котором располагался импровизированный памятный знак, формально принадлежал не городу, а театру. Потому и замена монумента была заботой членов и попечителей общества «Эстония».

«Насколько стало нам известно из частных источников, есть достойное намерение заменить жалкий деревянный крестик, – писала газета Postimees. – По слухам, монумент будет мраморным».

Сплав традиций
Идея пришлась к месту: не только потому, что события революции 1905 года воспринимались тогдашней ЭР как часть борьбы за свободу и независимость, но и по причинам несколько иного свойства.

Дело в том, что Таллинну как столице государства хронически не хватало достойных произведений монументальной пластики – и памятник в центре города был призван хотя бы отчасти восполнить их ощутимый дефицит.

Не откладывая дел в долгий ящик, объявили сбор пожертвований. Строительный подрядчик Трейбек пообещал безвозмездно соорудить основание монумента, владелец слесарной мастерской Кескер – выстроить декоративную ограду.

В конце октября 1927 года руководство общества «Эстония» решило обратиться сразу к двум ведущим скульпторам – Ферди Саннамеэсу и Яану Коорту – с просьбой заняться составлением проектов будущего памятника, из которых будет выбран лучший.

Коорт на призыв, судя по всему, откликнуться почему-то не поспешил. А когда собственный вариант предложил Саннамеэс, оказалось, что его сооружение окажется куда как более дорогостоящим и превышающим определенную изначально сумму в тысячу крон.

Становилось очевидно: для финансовых возможностей театральной дирекции возведение памятного знака исключительно своими силами – задача непосильная. И тогда общество «Эстония» решило обратиться за помощью к столичным властям.

Отцам города инициатива театралов пришлась по вкусу – чего, впрочем, нельзя было сказать о проекте Саннамеэса. Правлению Фонда изобразительного искусства было поручено незамедлительно провести новый конкурс.

Победителем его была признана работа 33-летнего скульптора Юхана Раудсеппа: мастера, переживавшего в ту пору переход от исканий в духе кубизма и конструктивизма к более реалистичной манере.

Предложенный им проект в равной степени сочетал в себе оба этих творческих направления: от первого явно был унаследован общий силуэт памятника, от второго – изображение в центральной его части.

На ступенчатом основании покоился параллелепипед с датой «1905». Из него вырастал диск с высеченными барельефами: с одной стороны – идущие рабочие, с другой – падающие под пулями.

Зубоскалы окрестили композицию «головкой сыра на рыночном прилавке». Но сам автор дал своему творению название одновременно емкое и исчерпывающее – «Колесо времени».

Глазами очевидцев
Судя по всему, первоначально установить памятник планировали к двадцатипятилетию трагических событий на Новом рынке – в середине октября 1930 года.

Уложиться в сроки не успели: в мире грянул глобальный экономический кризис и средств стало не хватать ни у общества «Эстония», ни у городской строительной комиссии.

По не ясным до конца причинам не был готов монумент и к объявленной в газетах предварительно дате 15 мая 1931 года: торжественное открытие удалось провести лишь в первые выходные лета.

Причем открывали памятник фактически дважды: вечером 6 июня состоялась церемония с участием главы местного самоуправления, следующим утром – с участием рабочих организаций и руководителей государства.

«Установленный на пьедестале диск – символ движения, – снимая со скульптуры покрывало, отметил мэр Антон Уэссон. – Колесо свободы, приведенное в движение двадцать пять лет тому назад, на своем пути не остановилось…»

«Те, кто двадцать пять лет тому назад пали жертвой, не могли себе и представить, что их ровесники в недалеком будущем станут гражданами свободного независимого государства», – произнес назавтра государственный старейшина Константин Пятс.

Непосредственный участник событий – находившийся, правда, на момент расстрела на Новом рынке в тюремной камере вышгородского замка социалист Михкель Мартна, напомнил, что среди таллиннцев есть не только жертвы, но и виновники трагедии.

«Полковник Миронов, который отдал роковой приказ „пли!“, живет в Таллинне, – сказал Мартна. – Мы ни в коем случае не призываем к мести ему. Но пусть этот памятник всегда будет напоминать виновным о тяжком душевном бремени».

Очевидцы расстрела на Новом рынке – тогдашние молодые рабочие, а ныне убеленные сединой пожилые горожане – толпились вокруг открытого монумента, вспоминая события, в память о которых он и был ныне установлен.

«Все, как на камне высечено, тогда и было, – передавал разговоры в толпе корреспондент газеты Uudisleht. – А вот эта сраженная пулей женщина – Марта Лепп, в нее от фонарного столба стреляли».

«Неужто прямо так и стреляли?» – удивляется парень помоложе. «Если не веришь – иди и сам проверь, – строго возражает ему старичок. – Вон, фонарь до сих пор на том самом месте стоит!»

* * *
Простоять перед северным фасадом театра «Эстония» «Колесу свободы» довелось без малого три десятилетия, пережив разрушение самого театрального здания в дни Второй мировой войны.

Вполне вписывающийся по своему содержанию памятник, однако, в середине пятидесятых годов показался городскому руководству недостаточно монументальным – и судьба его была решена.

Разрушать монумент, открытый, хотя, конечно, и лидерами «буржуазной» Эстонии, но под звуки не только «Марсельезы», но и «Интернационала», даже для тогдашних идеологов показалось не слишком уместным.

Поэтому летом 1955 года было принято решение скромный и объявленный «излишне формалистическим» памятник перенести на могилу жертв революции – а на его месте в центре города создать что-то более масштабное и пафосное.

Минуло еще полвека – и в обществе зазвучала противоположная точка зрения: дескать, давайте перенесем на Рахумяэ соцреалистический памятник работы Лембита Палутедера, а оттуда – вернем довоенную работу Юхана Раудсеппа…

Разговоры эти пока так и остаются разговорами. Возможно, оно и к лучшему. Нужды устраивать монументальные рокировки нет. Уместнее просто помнить о неисповедимых путях колеса истории. И не пожелать никому оказаться на его пути.

Йосеф Кац

«Столица»

Статья от 2010 года: http://tallinn.cold-time.com/?p=1259

 











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







1 комментарий к записи “«Колесо свободы» с площади Нового рынка”

Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!