А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Хроники Таллина
Говорят так:
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры.

На протяжении последних лет двадцати историческое название парка в северо-западной части Старого города неизменно вызывало затруднение у сотрудников СМИ, выходящих на русском языке.

Вопрос о том, как правильнее транслитерировать загадочную «А» с «точкой», или, еще точнее — с «кружочком», красующимся над третьей буквой в словосочетании Skåne Bastion — может поставить в тупик.

Особенно если не знать правил чтения шведского языка. Или не помнить, что все заложенные шведами в Ревеле бастионы были наречены ими в честь тех или иных провинций Швеции XVII столетия.

Самая южная из них — собственно, Сконе — досталась фортификационному сооружению, призванному надежно защитить главный город Эстляндии и его торговую гавань от незваных гостей, прибывших со стороны моря.

Один из трех

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

О том, что мощный орудийный рондель Больших морских ворот, позже получивший имя Толстой Маргариты, явно морально устарел, стало очевидным практически к окончанию Ливонской войны.

Сооружение более современного укрепления — пятиугольного бастиона, облицованного снаружи камнем и заполненного внутри грунтом — впервые обозначилось на плане, составленном в 1634 году.

Реализовать задуманное удалось полстолетия спустя: в 1683 году работы по модернизации фортификационного комплекса Ревеля были начаты, а только через три года — официально одобрены королем.

Завершены они так никогда и не были: к началу Северной войны из одиннадцати намеченных бастионов соорудить успели только три: два — для обороны подступов к замку Тоомпеа, еще один — для защиты порта.

Петровская Россия, вознамерившаяся «ногою твердой стать на море», к наследию шведских фортификаторов на территории балтийских губерний отнеслась по-хозяйски: весь XVIII век бастионы поддерживались в боевой готовности.

Последний раз пушки на них были выкачены в 1854 году, в дни Крымской войны, когда на горизонте замаячили мачты и трубы пароходофрегатов объединенной англо-французской эскадры: Ревель всерьез намеревался принять бой по всем правилам.

По счастью, неприятеля удалось остановить минированием акватории Таллиннской бухты. А после того, как он покинул пределы Балтики, ревельскую крепость сочли за лучшее демилитаризовать — как не соответствующую новым требованиям.

Укрепления ее вскоре были переданы военным ведомством городскому магистрату — для оборудования на их месте бульваров, парков и мест общественного отдыха в обозримом будущем, а поначалу — хотя бы для… выпаса скота.

Кстати, из трех бастионов в последнюю очередь цивильным властям отошел именно Сконеский. Оно, собственно, и понятно: он был расположен ближе всего к морю, откуда в последний раз к городу и приблизился враг.

Пора арендаторов

Вживаться в новую роль прежний бастион не спешил: еще и в конце семидесятых годов XIX века он пользовался популярностью разве что у прислуги окрестных домов, которая выбивала на нем ковры.

Между тем, преображение местности оставалось лишь вопросом времени: в 1881 году директор Санкт-Петербургского ботанического сада Карл Регель составил план парка, который был реализован через пять лет.

Вновь основанный зеленый оазис городские власти, как было принято в Ревеле той поры, сдали в аренду частному лицу — ресторатору Георгу Викке, который выстроил на горке музыкальную эстраду и деревянный павильон кафе.

Увеселительное заведение на горке у Морских ворот открылось в первый день Пасхи 1886 года. Газетные репортеры были в восторге: вид на море, духовой оркестр, вышколенные официанты, и даже — возможность заказать столик по телефону.

В августе, когда сумерки начали сгущаться, но вечера оставались теплыми, Викке стал устраивать фейерверки, длившиеся более получаса и радовавшие не только посетителей парка, но и жителей Каламая — те наслаждались зрелищем из собственных окон.

К началу следующего десятилетия на бывший бастион стали завлекать и цирковыми представлениями: реклама сообщала о некоем «мистере Блонде, эквилибристе и акробате», а также — о «мисс Артелле, всемирно известной дрессировщице попугаев».

Для любителей более экзотических зрелищ арендатор приглашал на парковую эстраду «даму-борца мадмуазель Розу Клэр» или «женщину-геркулеса Мисс Мэри», чьи атлетические формы, судя по газетным заметкам, «весьма заинтересовали публику».

Развеселая летняя жизнь Сконеского бастиона прервалась в 1899 году, когда возникший то ли от керосиновой лампы, то ли от непогашенной сигары пожар испепелил буфетную эстраду. Основное здание уцелело, но арендатор потерял к делу интерес.

Парк начали арендовать различные общества: вначале остзейское «Liedertafel», затем — эстонское «Estonia». На музыкальном репертуаре это наверняка сказалось в лучшую сторону, а вот на качестве закуски и выпивки в буфете — напротив.

Жаловались в местной прессе и на то, что постоянно сменяющиеся арендаторы не слишком заботятся о поддержании парка в должном порядке и даже забывают порой побеспокоиться об элементарной безопасности гостей.

Так, выстроенные более четверти столетия назад по периметру былого бастиона ограждения прогнили настолько, что посетители, опершись на барьер, падали вместе с ним с высокой стены и получали тяжкие увечья.

Увеселительный парк, созданный некогда ресторатором Викке, прекратил свое существование в 1913 году, когда все его постройки сгорели дотла.

Отцы города решили взять дело в собственные руки, превратить парк в муниципальный — да тут грянула Первая мировая война и ревельским обывателям стало, видать, не до увеселений.

Война и мир

Всеевропейский вооруженный конфликт, впрочем, парадоксальным образом спас территорию парка от застройки: еще в январе 1914 года здесь намеревались возвести дворец коменданта порта.

Нереализованным, по счастью, остался и проект 1916 года, когда комитет Всероссийских земского и городского союзов решил выстроить на горке у Морских ворот физиотерапевтический институт для увечных воинов.

А вот о чем можно искренне пожалеть — так это о том, что не суждено оказалось установить на бывшем Сконеском бастионе памятник в честь семисотлетия основания Ревеля — вернее сказать, начала письменной истории города.

В двадцатые годы прошлого века некоторому возрождению былой славы парка на горке Ранна-вярава поспособствовало проведение на нынешней площади Башен международных выставок-ярмарок: для удобства сообщения с ними был выстроен пешеходный мост.

Но выставочные мероприятия отшумели — да и откочевали ко второй трети тридцатых в окрестности современного Певческого поля. Вдобавок и сам парк оказался отрезан от уличной сети Старого города трассой проложенной летом 1932 года улицы Раннамяэ.

Да и прежний вид на море оказался в значительной степени заслонен трубами Таллиннской электростанции и различными портовыми постройками: газеты писали, что погулять на бастион Сконе приходят все больше пожилые горожане — по старинке.

Жизнь под посаженными еще по планам ботаника Регеля липами и вязами оживала только… по ночам, когда в запущенный парк приходили охотники за дождевыми червями: мальчишки с Каламая продавали их рыболовам с изрядным доходом.

В середине тридцатых годов интерес к недвижимости проявил Кайтселийт: организация обратилась к городским властям с предложением передать им территорию на пятнадцать лет для организации на былом бастионе тира и стрельбища.

Понятно, что в таком случае парк оказался бы закрыт для гражданских лиц. Потому столичное руководство подумало-подумало — да и решило отказать военным: стрельба в центре города вряд ли была бы уместна.

Военные, однако, от намерений окончательно так и не отказались: в толще бастиона решили построить бомбо- и газоубежище, соединив его со зданием Министерства обороны на улице Пагари подземным ходом.

Был ли он проложен, или же события лета 1940 года поставили на строительстве крест — так и неясно. Убежище под горкой Раннавярава завершили — позже в нем разместили штаб гражданской обороны.

* * *

В третий раз парк на бастионе Сконе возродился к жизни уже после Второй мировой войны: таллиннцы старшего поколения и по сей день называют его «Матросским» и охотно готовы поделиться воспоминаниями о нем.

Вспомнить и вправду есть что: немудреные, но ностальгические качели-карусели, зеркальный лабиринт, великолепное, без преувеличения, деревянное здание Летнего театра, сожженное вандалами чуть менее четверти века назад.

Каким именно станет парк Раннамяэ к 2025 году, когда начавшаяся в первые дни нынешнего лета реставрация и работы по благоустройству территории подойдут к завершению и чем он будет манить к себе посетителей — загадывать сложно.

Одно точно: живописный и богатый историей уголок центра города обязательно возродится — как это бывало с ним на протяжении последних полутора веков неоднократно. И наверняка вновь полюбится как горожанам, так и гостям города.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Едва занимался рассвет, как по самым оживленным ныне улицам Таллинна, - Суур-Карья и Вяйке-Карья - устремлялся на пастбища скот. Названия улиц (Большая стадная и Малая стадная) живут по сей день, хотя скот горожане уже давно не держат.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!