А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда и где начали чеканить в Таллинне монеты? Первое упоминание об этом относится к 1265 году. Древнейший монетный двор находился на Ратаскаэву, на месте современного дома № 6 (напротив ресторана “Ду-Норд”). Там чеканили те самые маленькие и тоненькие “сковородки”. Второй монетный двор возник в последней четверти ХIV века между улицами Дункри и Нигулисте. Чеканили серебряные артинги, впоследствии их стали называть шиллингами. Шиллинги наряду с пфеннигами были основными монетами, выпускавшимися в ХV - ХVIII веках на территории Эстонии. Был в Таллинне и третий монетный двор - на улице Вене. Он работал с 1422 по 1692 год. Многие монеты получили названия от изображения на лицевой стороне - аверсе - герба государства или короны сюзерена (государь). Происхождение кроны от основного значения слова - корона. И сегодня на аверсе эстонской кроны герб с тремя леопардами.
Хроники Таллина
Говорят так:
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1332 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 237 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от гибели.

Чудеса техники действеннее слепых сил природы: пожар, вызванный точным попаданием молнии в самую макушку шпиля церкви Олевисте летом 1931 года, удалось потушить.

Двухдневное задымление
Самая высокая в семье церковных колоколен не только Таллинна, но и едва ли не всего бассейна Балтийского моря, небесный огонь к себе привлекала на протяжении столетий неоднократно.

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Молнии безжалостно били по горделивому готическому шпилю без малого раз десять: в 1693, 1698, 1700, 1707, 1719 и 1736 годах горожане отделались испугом; в 1625 и 1820 годах колокольня гибла в огне.

После завершения восстановления звонницы в 1839 году на башне установили громоотвод. Несколько поколений таллиннцев свыклись с мыслью, что теперь-то шпилю Олевисте не грозит практически ничего.

Уверенность была разрушена оглушительным раскатом грома около пяти часов вечера в понедельник, 27 июля 1931 года, когда собиравшаяся на протяжении нескольких предыдущих дней гроза обрушила на город всю свою мощь.

То, что молния угодила точно в золотой шар под венчающим церковный шпиль крестом у жителей окрестных домов по улице Лай сомнений не было. Вопрос был лишь в том, ушел ли электрический разряд в землю без последствий или же нет.

Поначалу казалось, что все обошлось: открытого пламени нигде не наблюдалось. Но уже через полчаса – как только ливень начал ослабевать, а ураганный ветер угомонился – из-под листов медной обшивки шпиля показались зловещие комочки белого дыма.

Возгорание обнаружили солдаты радиоузла, расположенного на пятом этаже здания Министерства обороны на углу улиц Лай и Пагари. О происшествии было доложено офицеру – и первыми в бой за спасение Олевисте вступили не пожарные, а военные.

Непосредственного участия в борьбе с огнем они, впрочем, принять толком не успели: пока кинулись за церковным служкой и пока тот, с помощью солдат, отворял половинки массивных резных дверей храма, на место подоспел пожарный расчет.

К тому времени, пока пожарные взбирались по скрытой в толще стен церковной колокольни узкой винтовой лестнице и разворачивали шланги, задымление внутри самого шпиля достигло той интенсивности, что к военным послали за противогазами.

Наконец, открыв круглые смотровые люки и выпустив клубы дыма, пожарные обнаружили: очаг возгорания расположен на шесть с половиной метров ниже основания креста – тлеют, то разгораясь, то угасая, деревянные детали каркаса шпиля.

Мощности двух привезенных пожарными насосов не хватало. Попытались, по старинке, заливать огонь вручную – из ведер, которые тут же наполняли водой из шлангов, да пользы от дедовского метода было немного.

Осознавая, что загоревшийся шпиль может, как и в 1820 году, рухнуть на окрестные постройки, некий немец, владелец магазина, расположенного неподалеку, передал пожарным еще шесть насосов.

Дело, вроде бы, пошло на лад – однако, по свидетельствам репортеров, затушить пожар в светлое время суток не успели, и работы продолжались ночь напролет при свете мощных прожекторов.

Дымить окончательно шпиль Олевисте перестал лишь к утру 30 июля – почти через двое с половиной суток после того, как стало известно о поражении здания разрядом молнии.

В самое поднебесье
Едва только пятеро последних пожарных покинули свой боевой пост в таллиннском поднебесье, перед церковным приходом и городскими властями встал новый вопрос: что делать дальше?

Комиссия строительного отдела Таллиннской городской управы определила: пожар уничтожил порядка десяти метров верхней части деревянного каркаса и прожег в нем дыру с северо-западной стороны.

Крест и золотой шар под ним держались, практически, на честном слове: от обрушения их удерживали только листы внешней металлической обшивки шпиля – до первого сильного ветра, как говорили специалисты.

Неспециалисты вели иные разговоры. Некоторым пожар казался почти… везением: звучали предложения вернуть в ходе предстоящих ремонтных работ колокольне легендарную средневековую высоту в сто сорок с половиной метров.

На столь масштабные работы лишних денег ни у города, ни, тем более, у церковного прихода, не имелось. Да и историки архитектуры сильно сомневались, что высота церковного шпиля достигала когда-либо столь внушительных размеров.

Буквально через две недели после начала пожара – 11 июля 1931 года – столичная управа приняла к рассмотрению и в тот же день одобрила проект реставрации шпиля, разработанный архитектором Христфридом Лебертом.

Согласно ему, вокруг всего выгоревшего изнутри участка предлагалось соорудить пятиярусные леса, которые позволят рабочим снять медную обшивку, заменить, одна за другой, поврежденные участки каркаса и при этом – не снимать на время работ крест.

Конструкция высотой в два десятка метров должна была выдерживать шторм до одиннадцати баллов, обеспечить возможность проведения ремонтных работ одновременно двенадцатью специалистами, не искажая при том силуэт шпиля.

Последнее условие, положа руку на сердце, соблюдено было чисто формально: странная конструкция, на несколько недель увенчавшая самую высокую таллиннскую колокольню, попала и на частные фотоснимки, и на открытки.

В определенном смысле, она смогла поспособствовать интересу не только к проводимым ремонтным работам, но и к самой церковной звоннице в целом. И посодействовать их удачному завершению.

Ведь параллельно с началом реставрации шпиля подъем на башню Олевисте был открыт всем желающим. Не безвозмездно: входной билет стоил пятьдесят сентов – сумма по тем временам ощутимая.

За два последующих месяца подняться на колокольню не упустили возможности свыше двух с половиной тысяч человек. По преимуществу – мужчин, однако отыскались и шестьсот отважных дам.

В последний день доступа взобраться под небеса дерзнул некий молодой человек, инвалид от рождения. На костылях он умудрился добраться почти до уровня расположения лесов.

Потрясенный такой настойчивостью церковный служка, продававший билеты для подъема на шпиль, оказался настолько растроган, что вернул молодому человеку полтинник…

Бизнес на сенсации
О ходе восстановительно-ремонтных работ на шпиле Олевисте было известно не только всякому таллиннцу, но и жителю самых что ни на есть отдаленных от столицы уголков.

По-иному и быть не могло: несколько раз в неделю под облака поднимался Феликс Моор – руководитель службы государственного радиовещания и вел прямые репортажи с непосредственного места событий.

Подобное информационное освещение сыграло с жителями Эстонии недобрую шутку. По счастью, не со всеми, а исключительно с теми, кто был обуреваем неудержимой страстью к собиранию разнообразных реликвий и курьезов.

Так, стоило к концу ноября завершиться восстановительным работам, а лесам со шпиля исчезнуть, как владельцы антикварных лавок стали предлагать клиентам приобрести «тот самый вымпел», который реял над Олевисте во время реставрации.

Как писал фельетонист таблоида «Tallinna post», за один только вечер в столичном кафе он встретил с полдюжины знакомых – и каждый из них хвастался приобретенным у проверенного продавца частицы заветного сине-черно-белого полотнища.

В конце концов, по словам автора, он встретил в трамвае своего знакомого, который поведал о нехитром «бизнесе»: по цене бутерброда с килькой тот скупил у домовладельцев битые непогодой флаги и скроил из них «исторические вымпелы».

На упрек журналиста хитрый продавец якобы ответил: если уж покупатели и в самом деле считают вымпел настолько длинным, что его можно нарезать и продавать до бесконечности, он только готов идти им навстречу.

Случались ли подобные аферы в действительности или вся история остается на совести бульварного издания – сказать сложно. В любом случае, одураченные владельцы «реликвий» наверняка поспешили от них избавиться.

Девяносто лет назад среди таллиннцев бытовала легенда: при восстановлении Олевисте после пожара 1820 года пастор, после долгих уговоров, согласился поставить громоотвод на шпиль, но не на сам крест.

Якобы именно его суеверие и обернулось в последующем столетии крупными неприятностями: разряд небесного электричества ударил именно в позолоченный символ христианской веры и чуть не сжег храм.

Как бы там ни было на самом деле, завершая ремонтные работы 1931 года, инженер Леберт закрепил громоотвод на самой высокой точке здания – на верхушке креста, в ста двадцати четырех метрах над уровнем моря. Будем надеяться – уже навсегда.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд

Новый роман-сказка, Подземная Башня. Увидит ли свет?

Прошу вас поддержать мой проект - издание книги «Подземная Башня». Книга «Подземная Башня» интересна уже тем, что до сих пор ...

Читать дальше...

Петровское реальное училище, ныне – Таллиннская реальная школа: первое в городе здание, построенное специально для нужд учебного заведения.

«Дома учения» и «храмы знаний»: эволюция таллиннских школ

Понятие «школа» неизменно присутствует в сознании жителей Таллинна последние столетий семь минимум. При этом облик самих школьных зданий изменялся в ...

Читать дальше...

Игорь Коробов: людей интересует прошлое, и часто больше, чем настоящее

«Если бы государственные чиновники работали так же самоотверженно, как работают подвижники на поприще энциклопедического дела, мы были бы процветающей Швейцарией», ...

Читать дальше...

Начало прорыва в Кронштадт: крейсер «Киров» покидает горящий Таллинн. 
Рисунок Якова Ромаса, в 1941-43 годах художника эскадры Балтийского флота.

Таллиннский переход-1941: фарватером мужества и бессмертия

Восемьдесят лет исполняется событию одновременно трагическому и героическому: легендарному переходу кораблей и судов Балтийского флота из Таллинна в Кронштадт. «Для меня ...

Читать дальше...

Митинг на площади Вабадузе 20 августа 1991 года - за считанные часы до восстановления государственной независимости.

Таллинн, август 1991-го: точки на карте столицы

Знаковые для новейшей истории Эстонской Республики места столицы – очевидные и менее известные. Общая историческая канва событий, кульминационным этапом которых стало ...

Читать дальше...

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Противогазы, насосы и фальшивые реликвии: как шпиль Олевисте от гибели спасали

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от ...

Читать дальше...

Автомобильные аварии в Советской Эстонии

Не так давно, попалась коллекция фотоснимков автомобильных катастроф. Фотографии офицера советской милиции, Анатолия Калиничева. За фиксацию истории, ему большая благодарность. ...

Читать дальше...

История таллинского герба

В червлёном щите серебряный крест.  Малый герб происходит от флага Дании, так как датский король Вальдемар II был правителем Эстляндии. В ...

Читать дальше...

Археологическая удача: на бывшем чумном кладбище в центре Таллинна найдены десять скелетов

Замена труб в центре Таллинна дала археологам возможность провести раскопки и исследовать место, где когда-то располагалось чумное кладбище, пишет Eesti ...

Читать дальше...

Летний буфет на горке у Морских ворот, открывшийся в 1886 году и окончательно сгоревший накануне Первой мировой войны.

От бастиона до парка: преображения горки Раннамяги

Скорое трехсотсорокалетие горка Раннамяги встретит через три года изрядно помолодевшей: управа Кесклиннаской части города приступила к долгожданной реставрации памятника архитектуры. На ...

Читать дальше...

Более 60 последних лет фоном памятнику жертвам расстрела на Новом рынке служит не театр «Эстония», а сосны кладбища Рахумяэ.

«Колесо свободы» с площади Нового рынка

Девяносто лет тому назад в центре Таллинна был открыт один из самых необычных памятников столицы – как по своему облику, ...

Читать дальше...

Восемьдесят с лишним лет тому назад перед входом в нынешний Детский музей Мийамилла плескались
посетители бассейна-лягушатника.

Парк, стадион и музей: детские адреса Таллинна

В городском пространстве столицы современной Эстонии присутствует с полдюжины объектов, имеющих к отмечаемому 1 июня Международному детскому дню самое непосредственное ...

Читать дальше...

Ревельский рейд в начале XIX столетия и вице-адмирал Горацио Нельсон. Современный коллаж.

«Все принимали меня за Суворова»: ревельский визит адмирала Нельсона

Двести двадцать лет тому назад нынешнюю столицу Эстонии с не вполне официальным и не слишком дружественным визитом посетил вице-адмирал Горацио ...

Читать дальше...

Капелла на Римско-католическом кладбище Таллинна накануне сноса в 1955 году.

Забытый уголок: капелла Багриновских и прошлое парка Пооламяги

Археологические раскопки на территории нынешнего парка Пооламяги – исторического Римско-католического кладбища – помогут определить будущий облик этого забытого уголка Таллинна. Топоним ...

Читать дальше...

Главный фасад исторического здания таллиннского Балтийского вокзала, сданного в эксплуатацию ровно полтора века тому назад.

«Прекрасно обставленный»: полтора века Балтийского вокзала

Балтийский вокзал – главные железнодорожные ворота Таллинна – распахнул свои двери перед горожанами и гостями города полтора века тому назад: ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
По одной из легенд, Таллинн основан на могильном кургане. Холм Тоомпеа считается надгробием Калева, легендарного короля эстов. Его безутешная вдова Линда долгие месяцы стаскивала на место погребения огромные валуны. Так и вырос холм Тоомпеа. А Линда, устав от таких нечеловеческих трудов, присела отдохнуть… и превратилась в камень. В 1920 г. в парке у стен города таллинцы установили памятник плачущей от изнеможения Линде. Камень же, виден из таллинского озера Юлемисте, а само оно образовано из наплаканных Линдой слёз.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!