А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Как известно, война была излюбленным занятием в эпоху средневековья. Однако не все башни занимались истреблением людей. Некоторые из крепостных строений несли на своих могучих плечах тяжкое бремя функций воспитания, по мере сил стараясь сеять в народе разумное, доброе, вечное. В этой связи нельзя не упомянуть Девичью башню. Это в других местах вам расскажут романтичные истории о принцессе, заточенной непреклонным отцом в высокую башню-темницу, откуда нельзя сбежать, и ее последнем прыжке навстречу свободе. В Таллинне все было намного прозаичнее: в этой башне находилась тюрьма для девиц легкого поведения и падших женщин.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
С Вышгорода в Нижний город можно спуститься несколькими путями: по ступенькам Паткулевской лестницы, по улице Тоомпеа, лежащей между Харьюмяги и Линдамяги, но, пожалуй, лучше воспользоваться улицей Пикк-Ялг (Длинная нога). До XVII века она была единственной дорогой, связывающей Вышгород и Нижний город. Вступив на эту улицу, вы почувствуете себя как в глубоком рву: с двух сторон ее обрамляют высокие стены из известняковых плит. Этими стенами в середине XV века непокорный Нижний город отгородился от властолюбивого Вышгорода.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1355 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Девяносто лет тому назад одна из вертикальных доминант силуэта столицы и общепризнанная визитная карточка Старого Таллинна чудом оказалась спасена от гибели.

Чудеса техники действеннее слепых сил природы: пожар, вызванный точным попаданием молнии в самую макушку шпиля церкви Олевисте летом 1931 года, удалось потушить.

Двухдневное задымление
Самая высокая в семье церковных колоколен не только Таллинна, но и едва ли не всего бассейна Балтийского моря, небесный огонь к себе привлекала на протяжении столетий неоднократно.

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Вид на шпиль церкви Олевисте со строительными лесами во время проведения послепожарных реставрационных работ. Август-ноябрь 1931 года.

Молнии безжалостно били по горделивому готическому шпилю без малого раз десять: в 1693, 1698, 1700, 1707, 1719 и 1736 годах горожане отделались испугом; в 1625 и 1820 годах колокольня гибла в огне.

После завершения восстановления звонницы в 1839 году на башне установили громоотвод. Несколько поколений таллиннцев свыклись с мыслью, что теперь-то шпилю Олевисте не грозит практически ничего.

Уверенность была разрушена оглушительным раскатом грома около пяти часов вечера в понедельник, 27 июля 1931 года, когда собиравшаяся на протяжении нескольких предыдущих дней гроза обрушила на город всю свою мощь.

То, что молния угодила точно в золотой шар под венчающим церковный шпиль крестом у жителей окрестных домов по улице Лай сомнений не было. Вопрос был лишь в том, ушел ли электрический разряд в землю без последствий или же нет.

Поначалу казалось, что все обошлось: открытого пламени нигде не наблюдалось. Но уже через полчаса – как только ливень начал ослабевать, а ураганный ветер угомонился – из-под листов медной обшивки шпиля показались зловещие комочки белого дыма.

Возгорание обнаружили солдаты радиоузла, расположенного на пятом этаже здания Министерства обороны на углу улиц Лай и Пагари. О происшествии было доложено офицеру – и первыми в бой за спасение Олевисте вступили не пожарные, а военные.

Непосредственного участия в борьбе с огнем они, впрочем, принять толком не успели: пока кинулись за церковным служкой и пока тот, с помощью солдат, отворял половинки массивных резных дверей храма, на место подоспел пожарный расчет.

К тому времени, пока пожарные взбирались по скрытой в толще стен церковной колокольни узкой винтовой лестнице и разворачивали шланги, задымление внутри самого шпиля достигло той интенсивности, что к военным послали за противогазами.

Наконец, открыв круглые смотровые люки и выпустив клубы дыма, пожарные обнаружили: очаг возгорания расположен на шесть с половиной метров ниже основания креста – тлеют, то разгораясь, то угасая, деревянные детали каркаса шпиля.

Мощности двух привезенных пожарными насосов не хватало. Попытались, по старинке, заливать огонь вручную – из ведер, которые тут же наполняли водой из шлангов, да пользы от дедовского метода было немного.

Осознавая, что загоревшийся шпиль может, как и в 1820 году, рухнуть на окрестные постройки, некий немец, владелец магазина, расположенного неподалеку, передал пожарным еще шесть насосов.

Дело, вроде бы, пошло на лад – однако, по свидетельствам репортеров, затушить пожар в светлое время суток не успели, и работы продолжались ночь напролет при свете мощных прожекторов.

Дымить окончательно шпиль Олевисте перестал лишь к утру 30 июля – почти через двое с половиной суток после того, как стало известно о поражении здания разрядом молнии.

В самое поднебесье
Едва только пятеро последних пожарных покинули свой боевой пост в таллиннском поднебесье, перед церковным приходом и городскими властями встал новый вопрос: что делать дальше?

Комиссия строительного отдела Таллиннской городской управы определила: пожар уничтожил порядка десяти метров верхней части деревянного каркаса и прожег в нем дыру с северо-западной стороны.

Крест и золотой шар под ним держались, практически, на честном слове: от обрушения их удерживали только листы внешней металлической обшивки шпиля – до первого сильного ветра, как говорили специалисты.

Неспециалисты вели иные разговоры. Некоторым пожар казался почти… везением: звучали предложения вернуть в ходе предстоящих ремонтных работ колокольне легендарную средневековую высоту в сто сорок с половиной метров.

На столь масштабные работы лишних денег ни у города, ни, тем более, у церковного прихода, не имелось. Да и историки архитектуры сильно сомневались, что высота церковного шпиля достигала когда-либо столь внушительных размеров.

Буквально через две недели после начала пожара – 11 июля 1931 года – столичная управа приняла к рассмотрению и в тот же день одобрила проект реставрации шпиля, разработанный архитектором Христфридом Лебертом.

Согласно ему, вокруг всего выгоревшего изнутри участка предлагалось соорудить пятиярусные леса, которые позволят рабочим снять медную обшивку, заменить, одна за другой, поврежденные участки каркаса и при этом – не снимать на время работ крест.

Конструкция высотой в два десятка метров должна была выдерживать шторм до одиннадцати баллов, обеспечить возможность проведения ремонтных работ одновременно двенадцатью специалистами, не искажая при том силуэт шпиля.

Последнее условие, положа руку на сердце, соблюдено было чисто формально: странная конструкция, на несколько недель увенчавшая самую высокую таллиннскую колокольню, попала и на частные фотоснимки, и на открытки.

В определенном смысле, она смогла поспособствовать интересу не только к проводимым ремонтным работам, но и к самой церковной звоннице в целом. И посодействовать их удачному завершению.

Ведь параллельно с началом реставрации шпиля подъем на башню Олевисте был открыт всем желающим. Не безвозмездно: входной билет стоил пятьдесят сентов – сумма по тем временам ощутимая.

За два последующих месяца подняться на колокольню не упустили возможности свыше двух с половиной тысяч человек. По преимуществу – мужчин, однако отыскались и шестьсот отважных дам.

В последний день доступа взобраться под небеса дерзнул некий молодой человек, инвалид от рождения. На костылях он умудрился добраться почти до уровня расположения лесов.

Потрясенный такой настойчивостью церковный служка, продававший билеты для подъема на шпиль, оказался настолько растроган, что вернул молодому человеку полтинник…

Бизнес на сенсации
О ходе восстановительно-ремонтных работ на шпиле Олевисте было известно не только всякому таллиннцу, но и жителю самых что ни на есть отдаленных от столицы уголков.

По-иному и быть не могло: несколько раз в неделю под облака поднимался Феликс Моор – руководитель службы государственного радиовещания и вел прямые репортажи с непосредственного места событий.

Подобное информационное освещение сыграло с жителями Эстонии недобрую шутку. По счастью, не со всеми, а исключительно с теми, кто был обуреваем неудержимой страстью к собиранию разнообразных реликвий и курьезов.

Так, стоило к концу ноября завершиться восстановительным работам, а лесам со шпиля исчезнуть, как владельцы антикварных лавок стали предлагать клиентам приобрести «тот самый вымпел», который реял над Олевисте во время реставрации.

Как писал фельетонист таблоида «Tallinna post», за один только вечер в столичном кафе он встретил с полдюжины знакомых – и каждый из них хвастался приобретенным у проверенного продавца частицы заветного сине-черно-белого полотнища.

В конце концов, по словам автора, он встретил в трамвае своего знакомого, который поведал о нехитром «бизнесе»: по цене бутерброда с килькой тот скупил у домовладельцев битые непогодой флаги и скроил из них «исторические вымпелы».

На упрек журналиста хитрый продавец якобы ответил: если уж покупатели и в самом деле считают вымпел настолько длинным, что его можно нарезать и продавать до бесконечности, он только готов идти им навстречу.

Случались ли подобные аферы в действительности или вся история остается на совести бульварного издания – сказать сложно. В любом случае, одураченные владельцы «реликвий» наверняка поспешили от них избавиться.

Девяносто лет назад среди таллиннцев бытовала легенда: при восстановлении Олевисте после пожара 1820 года пастор, после долгих уговоров, согласился поставить громоотвод на шпиль, но не на сам крест.

Якобы именно его суеверие и обернулось в последующем столетии крупными неприятностями: разряд небесного электричества ударил именно в позолоченный символ христианской веры и чуть не сжег храм.

Как бы там ни было на самом деле, завершая ремонтные работы 1931 года, инженер Леберт закрепил громоотвод на самой высокой точке здания – на верхушке креста, в ста двадцати четырех метрах над уровнем моря. Будем надеяться – уже навсегда.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!