Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
На улице Ратаскаэву (Колесного колодца) жил некий легкомысленный домовладелец, который промотал все свое состояние. Однажды ночью, потеряв надежду поправить свои дела, он решил покончить с собой. В эту роковую минуту в дом к нему постучался неизвестный и попросил позволения устроить следующей ночью на верхнем этаже его дома свадебный пир. Незнакомец, посулил за это несчастному хозяину несметные богатства, но при одном условии - никто не должен подслушивать и подсматривать, иначе того постигнет смерть. Домовладелец принял предложение. Вечером следующего дня к подъезду дома на Ратаскаэву начали съезжаться роскошные кареты, в окнах верхнего этажа зажглись яркие огни, заскрипела лестница, будто по ней поднималось огромное число людей. Из верхней залы доносились звуки чудесной музыки, весь дом ходил ходуном - казалось, плясали тысячи гостей. Но едва колокола на городских башнях пробили час ночи, как погасли огни на верхнем этаже, и все стихло. Наваждение исчезло. Домовладелец же, еще накануне весь в долгах и думавший покинуть сей бренный мир, сказочно разбогател за ночь и стал кутить пуще прежнего. Правда, внезапно умер его слуга, который успел признаться перед смертью священнику, что был тайным свидетелем свадьбы черта в доме своего хозяина. Черт справляет так свадьбу, - поведал священнику несчастный.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Удивительно, но в планах барона фон Глена, Нымме, замышлялся не просто курортным предместьем, а полноценным конкурентом Таллинну. Мало того, что фон Глен основал здесь несколько предприятий – он планировал превратить Нымме в... морской порт. По вырубке, созданной по трассе канала, который должен был приводить корабли из Коплиской бухты к подножию Мустамяги, была полвека спустя проложена улица Эхитаяте теэ.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В нынешнем сентябре трехвековой юбилей отмечает старейшее деревянное здание Таллинна и уникальный памятник русского Ревеля: официально – храм Рождества Богородицы, в народе – Казанская церковь.

На обочине суетной, шумной, в часы пик перегруженной автомобилями улицы Лийвалайа неприметная, на первый взгляд, скромная церквушка выглядит анахронизмом – пришельцем из иного, давно минувшего времени.

Расположенная вдали от проторенных туристических троп – даром что фактически у порога отеля «Олимпия», – она до сих пор не избалована вниманием путеводителей и, как следствие, гостей Таллинна.

Но своим прихожанам, а также всем ценителям таллиннской старины вне зависимости от их конфессиональной принадлежности и степени религиозности, Казанская церковь может рассказать немало.

Капитан и полковник

Ансамбль Казанской церкви с утраченной в 1972 оградой на снимке начала ХХ века.

Ансамбль Казанской церкви с утраченной в 1972 оградой на снимке начала ХХ века.

Один из первых местных краеведов, архивариус Йоханн Готтфрид фон Хансен писал в своих мемуарах: в годы его детства для большинства ревельских обывателей слово «русский» и слово «солдат» было почти синонимами.

Ничего удивительного в том не было. Перешедший по результатам Северной войны под скипетр российских монархов Ревель на протяжении всего XVIII, да, пожалуй, и большей части XIX столетия развивался в первую очередь как база флота.

Места для постоя армии в кольце средневековых крепостных стен катастрофически не хватало. Потому большую часть гарнизона было решено расквартировать там, где было попросторнее – по многочисленным форштадтам за линией городских укреплений.

Духовные запросы православного купечества и их единоверцев-ремесленников вполне удовлетворяла Никольская церковь на улице Вене. Губернские чиновники предпочитали Преображенский собор под сводами бывшего храма монастыря цистерцианцев.

Путь туда из предместий был для служивых, по меркам своего времени, неблизким. Да и сословные границы ощутимы. Именно поэтому не ранее 1720–1730-х годов в местах дислокации воинских подразделений стали возводиться полковые храмы.

Непосредственно около порта – в адмиралтейском квартале – была выстроена церковь пророка Симеона и пророчицы Анны. На Каламая – церковь Федора Стратилата. В районе Юхкентали – Александра Невского. При сухопутном и морском госпитале – Троицкая.

У дороги в направлении Тарту, на холме Плеэкмяги, или Бляйхберге – Белильной горке – размещались казармы Дерптского полка Ревельского гарнизона под командованием полковника и лейб-гвардии капитана князя Ивана Григорьевича Шаховского.

Отпрыск древнего рода, возводящего свое происхождение к полулегендарному Рюрику, он смолоду принял петровские преобразования, участвовал в штурмах Ниеншанца, Выборга, Нарвы, Штеттина и был переведен в Ревель в 1718 году.

Что было дальше – архивные документы молчат. Неизвестно, продвинулся ли полковник Шаховской по лестнице Табели о рангах, был ли переведен по службе из Эстляндии или нет, где и когда завершил свой земной путь.

Известно другое: через три года его стараниями в ревельском предместье была возведена православная церковь. Освятили храм 8 (по новому стилю – 21) сентября 1721-го – в праздник Рождества девы Марии.

Во вновь выстроенное здание были внесены святыни: полковой складень-алтарь – медный, старинный – и специально доставленный из Санкт–Петербурга список иконы Казанской богоматери.

Новый акцент
Сочетание традиции и обновления, старого и нового, западного и восточного христианства, характерное для всей петровской эпохи в целом, пронизывает и облик таллиннской Казанской церкви.

Особенно заметно это, если двигаться по направлению к ней со стороны Пярнуского шоссе: вначале возникает стройная барочная колокольня, затем из-за деревьев вырисовывается пузатый купол-луковица.

Справедливости ради стоит заметить: нынешний вид постройки в деталях отличается от того, что был знаком горожанам трехсотлетней давности – как минимум трижды здание подвергали основательному ремонту и модернизации.

Не позднее 1835 года бревенчатые стены были обшиты доской. Лет десять спустя пристроили портик крыльца. В 1866-м значительно понизили крышу и изменили завершение шпиля. В 1891-м – заменили барочные формы купола луковичными.

И все же, несмотря на все изменения, Казанская церковь смогла, пускай и в общих чертах, сохранить тот облик, который имела на момент постройки, куда лучше, например, чем ее ближайшая «родня» и младшая ровесница – адмиралтейская церковь Симеона и Анны.

Более того, глядя на дошедший до нас реликт русского Ревеля, не так уж сложно представить, как выглядели три века тому назад первые храмы новой российской столицы, еще не успевшего одеться в гранит и мрамор Санкт-Петербурга.

Дух эпохи Петра I – будничный, деловой, рациональный, возможно – по-армейскому строгий – воплощен безвестными полковыми плотниками, волей судьбы закинутыми в малопонятную им лютеранскую Эстляндию, во всей полноте.

Постройка и похожа на кирху – вытянутое с запада на восток нефом-кораблем здание, словно грот-мачтой увенчанное устремленной к небу колокольней – провинциальным перепевом звонницы собора Петропавловской крепости.

Однако купол – элемент, неведомый в архитектуре ни датского, ни орденского, ни шведского Ревеля – указывает на православие: основную конфессию государства, в составе которого оказался город.

Почти неприметный на фоне современной застройки, вплоть до середины ХХ века он парил над окрестностями, утверждая в таллиннском силуэте новые, доселе неведомые принципы.

Пора испытаний
Середина минувшего столетия (впрочем, как и вообще большая его часть) стала для таллиннской Казанской церкви моментом истины – порой испытаний, когда судьба ее буквально висела на волоске.

В марте 1918 года после вступления в город кайзеровских войск храм опустел: немецкое командование планировало и вовсе закрыть его для богослужений, устроив здесь складские помещения для своей армии.

Еще через год полковые церкви были постановлением Эстонской Республики ликвидированы. Казанская церковь официально стала «гражданской», приходской – однако военных к себе притягивала по-прежнему.

Газета Waba Maa даже опубликовала в начале двадцатых годов письмо читателя: дескать, в церковке почти в самом центре столицы собираются белые офицеры-монархисты – не ради молитвы, а для обсуждения политических вопросов…

Для эмигрантов из России Казанская церковь действительно стала одним из островков ностальгических воспоминаний: недаром о ее художественной ценности едва ли не первым начал разговор петербургский беженец, архитектор Александр Владовский.

Чудом пережив мартовскую бомбардировку Таллинна и попытку нацистских властей вывезти на переплавку в Германию церковные колокола, Казанская церковь попала в список охраняемых государством памятников лишь в 1972 году.

Очень вовремя: согласно утвержденному генплану, она оказалась почти на трассе новой кольцевой магистрали. Казалось, шансов у церквушки оставалось только два: в худшем случае – снос. В лучшем – перенос в музей Рокка-аль-Маре.

Говорят, что заступником храма выступил… сам Петр I: покушаться на здание, заложенное, по легенде, чуть ли не самим императором, не рискнули. Как и на посаженный якобы им у порога церкви «петровский дуб».

И хотя «дуб» на деле оказался ясенем, и следов пребывания царя-реформатора в 1721 году в Ревеле не обнаружено, Казанскую церковь не тронули. Хотя оригинальную ее ограду, увы, все-таки снесли…

* * *
«Шумят вековые, величественные, многоохватные, еще петровские деревья у входа в старый-старый, древнего корабельного построения, серый, скромный, приземистый храм, – писала ровно сто лет тому назад, в начале сентября 1921 года, накануне двухсотлетнего юбилея храма таллиннская газета «Последние известия». – Над шумом и тяжелым, «ломовым», неумолкающим грохотом бойкой фабричной городской окраины в частоколе многочисленных уныло-кирпичных и чадящих заводских труб из купы разросшейся зелени возносит к небу свою невысокую, увенчанную восьмиконечным православным крестом главу – маленькая, одинокая, словно бревенчатая, деревянная церковь, живой свидетель и памятник исторической эпопеи отмечавшихся первых лет русского владычества.

Ушла из Прибалтики официальная Россия. Но все еще шумят величавые, чуть ли не сажень в диаметре, вековые петровские ясени над портиком древней святыни. Все еще стоит и доброхотною, скудною, русскою, изгнанническою и сборною копейкою поддерживается старый, некогда военный, гарнизонный храм, видевший в своих стенах изорванные боевые знамена нашей былой русской славы…»

За минувший век изменилось многое. Не только городской пейзаж бывшего столичного предместья – само отношение к сакральной постройке, уникальной в контексте истории архитектуры даже не таллиннской – общерусской: много ли вообще сохранилось на свете памятников деревянного церковного зодчества петровской эпохи, да еще и практически в первозданном облике?!

Современный Таллинн осознает уникальность реликта своего прошлого, ценя, поддерживая, оберегая его. И реставрационные работы, очередной этап которых завершился в год трехсотлетия Казанской церкви, – лучшее и наглядное тому подтверждение.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!