Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Таллинн имеет свой флаг - с тремя голубыми и тремя белыми полосками, он был частично заимствован из древнего датского флага. Как гласит легенда, флаг упал с небес после битвы за крепость Таллинна. Однако, другая легенда утверждает, что упавший с неба флаг, был дарован Господом Богом датчанам, и с тех самых пор, стал государственным флагом Дании: белый опрокинутый крест на красном фоне.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.6 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Первая русская культурно-просветительская организация нынешнего Таллинна – Ревельское морское собрание – была основана ровно 170 лет назад: осенью 1851 года.

О том, что в стенах теперешнего Центра русской культуры на бульваре Мере изначально располагался Таллиннский дом офицеров флота, догадываются даже те, кто не застал Эстонию советской.

О том, что до 1952 года старый ДОФ находился в здании по адресу Ратушная площадь, 14, известном современным горожанам как Дом учителя, вспоминают в наши дни разве что столичные старожилы.

И уж совсем немного тех, кто знает: флотские традиции у этого дома давние. С середины XIX столетия и почти до самого момента создания Эстонской Республики в нем находилось Ревельское морское собрание.

Ощутимая потребность

Здания Ревельского морского собрания в сентябре 1910 года. Фасад зданий украшен копией флотского штандарта Петра I.

Здания Ревельского морского собрания в сентябре 1910 года. Фасад зданий украшен копией флотского штандарта Петра I.

«Из всех военных портов русских Ревель один не имеет офицерского клуба», – сокрушался в письме к начальнику морского штаба князю Меньшикову военный губернатор Эстляндии, адмирал Федор Литке.

Заступив в 1850 году также и в должность командира ревельского порта, он был вынужден констатировать: между флотскими служащими и местными обывателями-остзейцами какой-либо маломальский контакт отсутствует.

«Сему обстоятельству должно приписать отчасти беспорядки, случающиеся часто между офицерами в порту, – сообщал Литке. – Приходя сюда на одну только зиму, они не успевали ознакомиться с обществом, которое, со своей стороны, чуждалось их».

Иначе и быть не могло. Ведь и по этническому происхождению, и по языку общения, а главное – по культурной ориентации горожане ощущали себя преимущественно немцами. Русским морякам казалось, словно зимуют они в иностранном порту.

«Предоставленные, таким образом, своим средствам, офицеры принуждены были искать развлечения или в немецких мещанских клубах, или между собою в пирушках, которые легко могли переходить за пределы приличия», – продолжал Литке.

Существовал, конечно, Морской интимный кружок: по сути, основанная в 1847 году библиотека. Ее основу составляли книги, которые решили оставить в Ревеле сослуживцам переведенные в другой военный порт офицеры.

Но коротать долгие зимние и осенние вечера над страницами, вероятно, было по нраву далеко не всем. Именно поэтому энергичный и деятельный командир порта обращался в столицу с просьбой о помощи его начинанию.

«Офицерский клуб есть потребность давно здесь ощутимая, и учреждение его было бы желанием как начальников, так и младших офицеров, а не менее того и всех служащих здесь при порте», – уверял он.

Доводы адмирала Литке на берегах Невы были услышаны: письмо-прошение свое он отправил 20 июня 1851 года, а уже 8 июля Николай I дал разрешение на создание в Ревеле морского собрания.

Организационные хлопоты
Перво-наперво вновь основанной организации были необходимы помещения для функционирования: просторные, представительные, достойные имени и престижа военно-морского флота империи.

Отыскать такие не составило большого труда: чуть ли не со времен Екатерины II управление ревельского порта занимало внушительных размеров бюргерский дом на восточном фронте застройки Ратушной площади.

Выселить из намеченных для офицерского клуба комнат канцеляристов с архивом и переместить их в иной дом Литке не составило большого труда. А вот с приобретением обстановки для морского собрания возникли затруднения.

Преимущественно финансовые: предварительная смета была определена в 2000 рублей. Сумма для середины XIX века достаточно солидная, и в случае невозможности получить ее разом адмирал был готов послужить гарантом кредита.

Император пошел благому начинанию навстречу. Половину необходимых денег было решено изыскать из ежегодных портовых сборов с условием выплаты их из будущих доходов клуба на протяжении десяти лет. Остальное пожертвовали благотворители.

«Желая доставить офицерскому клубу средства снабдиться нужными ему вещами по сходнейшим ценам, имею честь обратиться выписать из Гельсингфорса, без таможенных пошлин, означенные предметы», – ходатайствовал Литке перед министром финансов.

Столичные власти и на этот раз пошли навстречу военному губернатору Эстляндии: уже во второй половине августа все заказанные им в столице Великого княжества Финляндского покупки были доставлены в дом на Ратушной площади.

Журнал исходящих бумаг Ревельского морского собрания еще 110 лет назад хранил их немудреный перечень: люстры, настольные и стенные подсвечники-жирандоли, лампы, скатерти, сукно для ломберных столов и бильярда.

Наконец, все было готово. 9 (21) сентября 1851 года – в день рождения избранного покровителем организации великого князя Константина Николаевича – состоялось первое собрание вновь созданного морского клуба.

Основатель его, адмирал Литке, зачитал рескрипт самодержца и произнес «подобающую случаю вдохновенную речь». Жаль только, что текст ее, похоже, никто тогда, увы, не догадался зафиксировать…

Зато уже после того, как основатель морского собрания был переведен по флотской службе из Ревеля в Кронштадт, в зале на втором этаже дома на Ратушной площади, 14 появился его портрет.

Поначалу изображения Литке планировали заказать погрудным, но денег по подписке собрали столько, что хватило на изображение в полный рост, как принято было рисовать самодержцев.

По букве устава
«Остается сказать несколько слов о том, что мы делаем в нашем клубе, – писал в 1861 году ревельский корреспондент петербургского журнала «Морской сборник». – Во-первых, ежегодно, в день основания клуба, обедаем. Потом баллотируем старшин; устраиваем танцевальные вечера по разу в две недели. Бывают маскарады. 31 декабря вечером собираемся для встречи Нового года. Кроме того, два раза в неделю бывают клубные вечера».

Хотя подобными развлечениями, да еще концертами, устраиваемыми время от времени заезжими артистами, по свидетельству автора статьи, опубликованной в профильном журнале, деятельность Морского собрания и ограничивалась, на деле это было не так.

Известно, например, что члены офицерского клуба активно обсуждали темы развития военно-морского дела, ведь в середине позапрошлого столетия на флоте происходила подлинная техническая революция, вызванная переходом от парусников к пароходам.

Во время Балканской кампании 1877–1878 годов в доме на Ратушной площади проходили благотворительные вечера. Дамы занимались на них рукоделием, и вся выручка от последующей продажи нехитрых сувениров переводилась обществу Красного Креста.

Согласно уставу, двери Ревельского морского собрания были ежедневно открыты с 11:00 до 02:00, а в дни, когда устраивались балы или маскарады, даже до 04:00. Тем, кто не покидал здание к 04:30, полагался штраф.

Примечательно, что за первые полчаса загулявшие штрафовались на 30 копеек, за последующие 30 минут – на 90, за полтора полных часа – на 2 рубля 70 копеек. Отказывающихся платить швейцар заносил в особую книгу.

Финансовые взыскания полагались также за вынос из помещений журналов и газет, за курение в залах вне отведенного места, когда на мероприятия приглашались дамы, и за вход в любом головном уборе, кроме форменного, во внемаскарадные дни.

«Если кто из членов, играя в карты в собрании, останется должен, о том будет доведено до сведения старшин, – говорилось в уставе организации. – Задолжавшему лицу будет немедленно прислана через казначея повестка и дан срок в пять дней».

«Ежели долг по их истечению не будет уплачен, то фамилия должника будет записана на черную доску на одну неделю, а сам должник исключается из членов общества», – строго предупреждал устав.

* * *
Судя по материалам, опубликованным в сентябре 1901 года на страницах местной русской периодики, 50-летний юбилей основания Ревельского морского собрания отмечался широко.

Кульминационным его моментом можно считать закладку символического краеугольного камня в основание памятника команде броненосца береговой обороны «Русалка», погибшей в море за восемь лет до того.

«Так прожило 50 лет наше Морское собрание, – писали по поводу знаменательной даты «Ревельские известия». – Надо думать, что Собрание на этом не остановится. Флот русский, можно сказать, растет не по дням, но часам.

С устройством нового бассейна в адмиралтействе, где будет хранилище для миноносцев, личный состав моряков в Ревеле значительно увеличится, что благотворно отразится на Собрании. Пожелаем ему на долгие годы дальнейшего процветания и преуспеяния».

Никто в те дни не мог и предположить, что существовать организации доведется еще лишь немногим более полутора десятка лет. В декабре революционного 1917 года здание Морского собрания явочным порядком захватили анархисты.

Более века тому назад не стало Ревельского морского собрания. Традиции его продолжают жить и сегодня – Таллиннский клуб ветеранов флота заслуживает считаться продолжателем его славных дел.

Одно из подтверждений тому – книга капитана первого ранга в отставке, автора статей по истории ВМФ Семена Смеяна «Балтийский флот и Ревельское морское собрание», вышедшее к юбилею.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
В старые времена для привлечения в Таллинн больше купцов, отцы города решили построить самую высокую в мире церковь. Но где найти мастера, который взялся бы за столь непростое дело? И тут неизвестно откуда появился незнакомец высокого роста, который пообещал построить такую церковь. Все бы ничего, но запросил он за свою работу столько золота, сколько во всем Таллинне не сыскать... Тогда таинственный мастер предложил следующее: он согласился построить церковь бесплатно, но только при одном условии - если горожане угадают его имя. Незнакомец строил быстро и ни с кем не разговаривал. Когда же строительство стало подходить к концу, отцы города не на шутку всполошились и решили послать шпиона, чтобы тот выведал имя незнакомца. Шпион быстро нашел дом строителя, дождался вечера и, подкравшись к окну, услышал, как мать напевала, баюкая ребенка: «Спи, мой малыш, засыпай. Скоро Олев вернется домой, с полной золота сумой». Так таллиннцы узнали имя загадочного незнакомца. И когда строитель стоял на самой верхушке церковного шпиля и устанавливал крест, кто-то из горожан окликнул его: «Олев, слышишь, Олев, а крест-то у тебя покосился!» Услышав свое имя, Олев от неожиданности потерял равновесие, рухнул с высоты наземь и разбился насмерть. И тут горожане увидели, как у него изо рта выпрыгнула лягушка, а вслед за ней выползла змея... Выходит, не обошлось здесь без помощи темных сил. Но церковь все же назвали в честь ее таинственного строителя.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!