А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Тут, в Старом Таллине, на твою голову сплошняком сыплются разнообразные "привидения - Белые Дамы", "меткие стрелки - Тоомасы", "связавшиеся с дьяволом - Олевы", "черноголовые братья", и прочие "колодцы желаний". И ты слушаешь, слушаешь взахлёб, отвесив челюсть, потому что не просто знаешь, а уже нутром чуешь, что вот эти доски, вмурованные в площадь, действительно указывают на место единственной публичной казни священника в городе, а не воткнуты сюда пару лет назад предприимчивыми гражданами для заманивания туристов. Таллинну не имеет смысла пускаться на такое низкопробное трюкачество, которым грешит вся туристическая Европа, ибо здесь сохранилось и дошло до нас даже слишком много для человеческого индивидуума того самого неуютного средневековья. С замками, рыцарями, купцами, принцессами, ведьмами, колдунами и прочей атрибутикой...
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, переехал в Хаапсалу.

«Проезжал недавно мимо остановки «Кельмикюла». Гляжу – нет за оградой паровоза. Всегда там стоял, а теперь пропал. Одни рельсы остались. Будто бы и никогда не было. Глазам не поверил…»

Подобные звонки раздавались на протяжении конца октября – начала ноября в редакции «Столицы» несколько раз. Один из обеспокоенных горожан даже прислал электронное письмо схожего содержания.

Беспокойство, к сожалению, оказалось небеспочвенным: двор бывшего профтехучилища имени Алексея Мюрисеппа недавно и впрямь лишился достопримечательности – узкоколейного паровоза серии «Кч 4».

По узкой колее

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

Железная дорога узкой колеи пришла в нынешний Таллинн более чем на три десятилетия позднее стандартной, ширококолейной. Ровно сто двадцать лет тому назад – под конец лета 1901 года.

Более дешевая как в строительстве, так и в эксплуатации, она связала административный центр Эстляндской губернии с теперешним Вильянди, территориально относившимся в ту пору к губернии Лифляндской.

Водить миниатюрные по современным масштабам поезда – и товарные, и пассажирские – поручили бестендерным локомотивам – паровозам, произведенным заводом Société de Saint-Léonard в бельгийском городе Льеже.

На вид почти что игрушечные, они между тем оказались достаточно неприхотливыми, а главное – выносливыми: отдельные их экземпляры проработали на узкоколейках Эстонии чуть ли не до самого начала Второй мировой войны.

Уже во второй половине двадцатых годов, впрочем, стало очевидно: унаследованный от Российской империи подвижной состав устарел и технически, и морально. Подходил срок искать ему новую смену, более современную.

В марте 1931 года из ворот машиностроительного завода Франца Крулля выехал свежепостроенный локомотив Sk – первенец локомотивного производства на территории Эстонской Республики.

Взятый местными инженерами за основу немецкий проект был приспособлен к здешним реалиям: паровозные котлы должны были быть приспособлены к топке не импортным углем, а сланцем.

До конца года для узкоколеек Эстонии было выпущены девять таких паровозов, еще три – в 1935-м. Три последних локомотива Sk были украшены красной звездой – достроили их уже при ЭССР.

Планировали продолжать в том же духе, увеличивая объем производства – да грянула война. Все тринадцать паровозов летом 1941 года успели эвакуировать вглубь Советского Союза.

Чехословацкий гость
Из эвакуации на железные дороги узкой колеи вернулись в Эстонию всего два локомотива. Имелось, конечно, несколько трофейных – но для работы транспортной системы этого было недостаточно.

Ситуация на узкоколейках остальной части послевоенного СССР была не менее удручающей: полученные в рамках репарации от поверженной Германии четыреста новеньких паровозов оказались каплей в море.

Решение проблемы было поручено государствам центральной Европы, оказавшимся в советской зоне влияния и располагающим промышленным потенциалом, необходимым для изготовления подвижного состава узкой колеи.

Благо, собственные разработки, отвечающие требованиям и запросам, у Советского Союза имелись: еще до войны инженеры Коломенского паровозостроительного завода занимались разработкой узкоколейного локомотива «П 24».

На заводы чехословацкого производственного концерна Škoda в городе Пльзене соответствующие чертежи были переданы в начале 1949 года. К реализации проекта приступили незамедлительно, до декабря выпустив почти сотню машин.

В официальной документации они получили название «Кч 4». Первая литера в имени указывала на место разработки чертежей локомотива, Коломну. Вторая – на место непосредственного производства, Чехословакию. Цифра – нагрузку на колесную ось.

Большинство выстроенных в ЧССР локомотивов были направлены на узкоколейные железные дороги Литвы, Латвии и Эстонии. Здесь они, что называется, прижились, проработав до самой ликвидации в регионе сети узкоколеек в начале семидесятых.

Паровоз «Кч 4», получивший порядковый номер 100, изначально был приписан к депо в латвийском городе Валмиера. В середине 1966 года он был передан эстонскому отделению Прибалтийской железной дороги.

Водить составы по Эстонии ему уже оказалось не суждено: сперва локомотив использовали в качестве передвижного парового котла в Сонда, потом – передали в аренду комбинату в Килинги-Нымме.

Последние лет шесть своей трудовой биографии паровоз эксплуатировали в депо Таллинна и Тюри, затем снова в Сонда, наконец – в Мыйзакюла, пока не признали в 1973 году амортизированным.

Казалось бы, ему была уготована ровно такая же участь, как и сотням собратьев: прозябание где-нибудь в тупиковой ветке на задворках – до той поры, пока ржавый хлам не спишут, наконец, в металлолом.

Судьба, по счастью, оказалась куда как милосерднее: паровоз-труженик перевезли в столицу, отремонтировали, а 1 сентября 1975 года торжественно установили в качестве памятника.

Благо повод имелся подходящий. Во-первых, эпоха паровых локомотивов в ЭССР завершилась. Во-вторых, ПТУ имени А. Мюрисеппа праздновало полуторавековой юбилей.

На новый адрес
Шли годы. Профессионально-техническое училище стало именоваться Транспортной школой, фамилия партийного лидера исчезла из его названия, а «Кч 4-100» неизменно красовался во дворе на улице Техника.

Во время реставрации, проведенной в середине девяностых годов, он был перекрашен, получил обозначение латиницей и указание на принадлежность к железным дорогам вновь ставшей независимой Эстонской Республики.

Это хотя и выглядело несколько курьезно: до 1940 года локомотивы данной серии не то что не использовались в Эстонии – не существовали тогда в принципе. Однако подобная вольность впечатления от оригинального памятника не уменьшала.

Жаль только, для защиты от хулиганов пришлось заварить металлическим листом доступ в кабину машиниста – она была популярным местом игр для окрестных мальчишек. Да и заваренные по той же «антивандальной» причине ее окна выглядели грустно.

Особо грустить паровозу-ветерану, впрочем, не приходилось: к каждой новой знаменательной годовщине основания Транспортной школы его подкрашивали-подновляли, а в 1997 году включили в государственный регистр культурных памятников.

Тучи над локомотивом стали сгущаться лет пять тому назад: в конце марта 2016 года Министерство культуры подписало документы о передаче исторического локомотива во владение расположенного в Хаапсалу Музея железных дорог и средств связи.

Формальный повод к такому решению, безусловно имелся: Транспортная школа сливалась с Таллиннским центром профобразования и переводилась в учебные помещения последнего – в здания на границе Кристийне и Мустамяэ.

Новый владелец недвижимости, Tallinn European School – частная средняя школа с английским языком преподавания – против сохранения памятника истории железных дорог на своем дворе ничего, вроде бы, не имел.

Более того, за сохранение узкоколейного паровоза на его прежнем месте в какой-то момент активно вступились Таллиннский департамент культурных ценностей и Департамент городского планирования.

Свою точку зрения они аргументировали тем, что за прошедшие четыре десятилетия локомотив стал частью не только комплекса упраздненного ПТУ, но и облика всего района Кельмикюла.

Министерство культуры, вроде бы, было уже даже готово пойти на попятную – в случае если новый владелец двора гарантировал бы сохранность исторического локомотива, – да безрезультатно.

Утром 28 октября во двор на улице Техника заехал автокран. Около 11 часов «Кч 4-100» оторвался от рельсов, взмыл в воздух, был погружен на платформу и укатил в сторону Хаапсалу.

* * *
Передача локомотива в собрание Музея железных дорог и связи было волей руководства Транспортной школы. Сомневаться в целесообразности этого решения можно, подвергать сомнению его правомочность – незачем.

И все-таки очень и очень жаль, что двор на таллиннской улице Техника осиротел. О том, что в нынешних помещениях Tallinn European School более ста лет готовили железнодорожников, не напоминает практически ничего.

Да и Хаапсалу, при всех его достоинствах, никогда не был связан железной дорогой узкой колеи ни с одним городом Эстонии. Так что своим естественным ходом – по рельсам – «Кч 4-100» доехать бы туда не смог. В отличие от Таллинна.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Церковь Св. Олафа, построенная в XIII веке и перестроенная в XV веке. Свое название она получила по имени строившего ее архитектора, упавшего с ее башни. По легенде, когда его тело коснулось земли, из его рта выползла змея. По другой легенде, церковь Оливисте, получила название не по имени архитектора, а по мастера, согласившегося покрасить плохо доступный для маляров шпиль прихода. Олев был скромен, и не желал известности, поэтому, работал по ночам. Но однажды его увидели и узнали. С земли, закричали его имя. Мастер разволновался и слетел с высоты вниз. На само же деле, церковь названа так в честь одного из королей Швеции.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!