Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Рождение озера Юлемисте: На берегу озера Юлемисте стоит и в наши дни господский дом поместья Мыйгу. Рассказывают, будто в стародавние времена на месте Юлемисте было помещичье поле, и что мол под водой до сих пор отчетливо видны каменные ограды, межевые камни. Дно озера хорошо просматривается, так как глубина его невелика.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Когда в 1661 году таллиннский цех сапожников отказался принять нового мастера. Тот подал жалобу в магистрат. Городская управа сочла такое решение необоснованным, но олдерман гильдии святого Олая, в которую входил цех сапожников, поддержал решение цеха. Магистрат за своеволие заключил главу гильдии в Юнкерскую камеру. Там он стал свидетелем явлений зловещих духов, а также возникавшего время от времени необыкновенного свечения. Узнав об этом, члены Олайской гильдии собрались возле ратуши. Возбужденная толпа требовала немедленно освободить олдермана, и магистрату пришлось уступить...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна.

Не много отыщется в Европе столиц, расположенных друг к другу так же близко, как Таллинн и Хельсинки: восемьдесят с небольшим километров по прямой. Говорят, с телебашни видно.

При всей географической близости мало найдется городов, чей облик был бы так радикально различен. Здесь – готика, там – классицизм. Здесь – Средневековье, там – Новое время. Здесь – известняк, там – гранит.

Тем удивительнее обнаруживать в городском пейзаже Таллинна здания, не просто спроектированные уроженцами Финляндии, но еще и выглядящие так, словно они перенесены с северного побережья Финского залива.

Эхо проектов

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Пойди история по иному сценарию – тому, где не случилась бы ни Первая мировая война, ни февральская с октябрьской революции – и сходство между центральными кварталами Таллинна и Хельсинки было бы почти фотографическим.

В этой альтернативной реальности губернскому городу Ревелю наверняка удалось бы воплотить в жизнь генеральный план развития, составленный финским архитектором Элиелем Саариненом и официально принятый к реализации в 1913 году.

Радиальные проспекты, застроенные зданиями в духе северного модерна, выдержанные в той же стилистике церкви, высящиеся над узловыми перекрестками, опера на Ласнамяги и новая ратуша на площади Виру так и остались, к сожалению, на проектных чертежах.

Впрочем, представить, как, вероятно, могла бы выглядеть «типовая единица городской застройки», воплотись концепция финского зодчего в камень и бетон, можно и в сегодняшнем Таллинне: для этого достаточно прогуляться до начала Пярнуского шоссе.

Здание, стоящее напротив входа в Драматический театр, не зря вполне официально именуется в наши дни «домом Сааринена»: для нужд Эстонского общества взаимного кредита спроектировал его в 1911 году именно этот архитектор.

Реализована, кстати, в Таллинне и еще одна градостроительная идея Сааринена: на заре ХХ столетия он предлагал направить транспортные потоки в специальные улицы-выемки – что было воплощено при прокладке Лаагна теэ.

Ну, а любителям курьезов и парадоксов можно предложить ознакомиться с самой ранней таллиннской работой знаменитого финского архитектора: открывшимся летом 1905 года клубом для рабочих фабрики Лютера.

Облик его почти полностью совпадает с еще одной работой Сааринена: созданным им за год до того конкурсным проектом вокзала для города Выборг; особенно – с центральной частью станционного фасада.

Выборгский вокзал, реализованный в итоге по несколько переработанному проекту, погиб в годы Второй мировой. Часть его невоплощенного в жизнь варианта – цела-целехонька. Правда, в Таллинне.

Трио, дуэт, соло
Над обликом рабочего клуба для работников мебельной фабрики корифей северного модерна, впрочем, работал не один, а в составе архитектурного бюро «Гезелиус, Линдгрен & Сааринен».

Центральной фигуре этого архитектурного трио Армасу Линдгрену довелось подарить Таллинну один из смысловых акцентов будущей столицы независимого государства – здание театра и концертного зала «Эстония».

Работал он над ним тоже не в одиночку: его помощницей была Вийви Лённ – первая в Финляндии женщина-зодчий. И, соответственно, первая представительница прекрасного пола, дебютировавшая на архитектурной ниве в Таллинне.

Несколько менее известна еще одна таллиннская работа Линдгрена: доходный дом с частной клиникой, построенный по адресу Роозикрантси, 10 для офтальмолога, общественного деятеля, а в будущем – эстонского дипломата Фридриха Акеля.

Линдгрену же принадлежит и проект величественной Павловской кирхи, строить которую еще в 1906 году предполагали на территории Полицейского огорода к востоку от центра города. Реализовать проект не удалось – по соображениям, как водится, финансовым.

Нереализованными остались и планы выстроить на Петровской площади шестиэтажное здание фешенебельного отеля с рестораном и кинематографом – постройка должна была занимать весь южный фронт нынешней Вабадузе вяльяк.

Автором проекта, утвержденного, кстати, в 1912 году ревельской городской управой, был уроженец города Вааса, финский швед Бертель Лильеквист, осуществлявший инженерный надзор на строительстве театра «Эстония».

Впрочем, два здания Лильеквисту выстроить в Таллинне удалось: дом главного врача клиники для душевнобольных «Зеэвальд» и народный дом для персонала и пациентов того же лечебного заведения.

Вкусы эпохи
Популярность северных соседей у таллиннских заказчиков начала ХХ столетия объяснима легко: Финляндия воспринималась современниками как одна из ведущих лабораторий архитектурной мысли.

Таковой страна Суоми оставалась и впоследствии – однако после обретения Эстонией государственной независимости число выстроенных архитекторами-финнами в Таллинне зданий устремляется к нулю.

Нельзя при этом сказать, что виной тому падение интереса с финской стороны: тамошние зодчие охотно принимали участие в проводившихся таллиннцами международных архитектурных конкурсах.

Бывало, становились они и их победителями, заслуженно занимая первые места и получая полагающиеся премии, но как только дело доходило до непосредственной реализации, в процесс словно вмешивался какой-то недобрый рок.

Такая судьба постигла, например, проект Таллиннского техникума, разработанный Мартти Вяликангасом и Хилдингом Экелундом в 1923 году: после вручения заслуженной награды архитекторам сообщили, что средств на строительство нет.

А вот возможность заполучить шедевр функционализма, без преувеличения, мирового уровня – здание Эстонского художественного музея, спроектированное финским зодчим Алваром Аалто – Таллинн упустил пятнадцать лет спустя при иных обстоятельствах.

Проект Аалто показался организаторам конкурса слишком… скромным: в моду входила представительная архитектура, а каких-либо обязательных ее элементов, вроде портиков и колонн, предложенный макет будущего музейного комплекса был лишен.

Жюри, в состав которого входил и глава государства Константин Пятс, увы, не оценило ни идею группировки выставочных залов вокруг дворов-атриумов, ни предложение осветить их пробитыми в потолках окнами-иллюминаторами.

При этом против фактически прямого копирования образцов, решенных в более традиционном духе, архитектурные вкусы эпохи, позже названной историками «периодом безмолвия», не имели ничего против.

Пример тому – здание Банка домовладельцев на углу площади Вабадузе и улицы Харью, возведенного в 1937 году: фасады его повторяют штаб-квартиру фирмы Fazer на улице Александеркату в Хельсинки.

Пора обмена
Знатоки Таллинна в курсе: здание гостиницы «Виру» – даром что спроектированное местным архитектором Хенно Сепманном – возводили в начале семидесятых годов прошлого века финские строители.

Для города, отделенного от своего ближайшего северного соседа пресловутым «железным занавесом», и это было неплохо. Тем более что архитектурное сотрудничество между Таллинном и Хельсинки не прерывалось и при ЭССР.

Начинать его отсчет можно, пожалуй, с первой половины пятидесятых, когда на окраинах города – в Пяэскюла и Мяннику – были возведены «финские домики»: щитовые деревянные жилища, полученные от Финляндии по репарациям.

Финские архитекторы в столице советской Эстонии, конечно, не работали – что бы ни говорила на этот счет народная молва в связи с универсальным магазином «Котка» в Ласнамяэ, нареченным в честь одного из городов-побратимов Таллинна.

Зато их эстонские коллеги не только активно знакомились с выходящими в Финляндии профильными изданиями, но и с охотой посещали противоположный берег Финского залива – если такая возможность предоставлялась им в рамках культурного обмена.

Плоды этого обмена взгляд специалиста может выявить в таллиннской среде безошибочно: ленточные деревянные карнизы цветочного магазина «Каннике» или ресторана «Тульяк» – явное заимствование у северных соседей.

Многоквартирные и рядные жилые дома, выстроенные Райне Карпом на улице Трумми у подножья холма Мустамяги, явно перекликаются с застройкой Пихалаямяки – микрорайона на северо-востоке Хельсинки.

Для полноты картины стоит вспомнить дачные домики Simo и Simo-K, вдохновленные финскими прототипами. И, конечно же, сверхпопулярные во времена ЭССР финские сауны.

* * *
«Самое финское» здание столицы современной Эстонии – вне сомнения, корпус художественного музея KuMu, дерзко врезанный в глинт Ласнамяги архитектором Пеккой Вапаавуори в 2005 году.

Сложно сказать, соединит ли Таллинн и Хельсинки в обозримом будущем подводный туннель. Но в том, что архитекторы вот уже более ста лет строят над Финским заливом мост творческого сотрудничества, сомнений нет.

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, — две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!