Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
В старые времена часто шутили, что Город хромает на одну ногу. Дело в том, что в Вышгород из Нижнего города когда-то вели лишь две улицы - Пикк Ялг (Длинная Нога) и Люхике Ялг (Короткая нога). В Таллинне есть улочки настолько узкие, что две дамы в громадных кринолинах никак не могли разойтись на них. Их кавалерам приходилось драться за право своей спутницы пройти по улице первой.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
История возникновения марципана обросла множеством легенд, одна из версий изложена в рассказе Яана Кросса «Мартов хлеб». Там рассказывается история о том, что однажды заболел бургомистр. Но поскольку тогдашние микстуры делались из лягушачьих лапок и прочих неаппетитных вещей, глава города категорически отказался лечиться и положился на Божью волю. И обеспокоенная здоровьем мужа супруга бургомистра попросила таллиннского аптекаря «замаскировать» лекарство, спрятав его либо в пищу, либо в сладости. Так и поступил помощник аптекаря, исцеливший вкусной смесью бургомистра. Так глава города первым отведал эстонского марципана.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.6 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить взгляд на первую полосу газеты.

Одно только оформление ее «шапки» свидетельствовало: на пороге пора запаха елочной хвои, загадочного мерцания свечей, поздравлений от родных и близких, подарков и приятных сюрпризов -самое долгожданное время года.

И даже если на дворе звенела несезонная капель или лил внесезонный таллиннский дождь — казалось, за окном трещит мороз, метет метель и сквозь высокие сугробы шагает Дед Мороз собственной персоной.

Вести от письмоносца

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Традиция праздничного оформления рождественских номеров периодических изданий родом из середины XIX столетия — поры, когда газеты и журналы обрели по-настоящему массового читателя.

Первым эту общемировую моду на территории нынешней Эстонии перенял, по-видимому, не Таллинн, а Тарту — центр интеллектуальной жизни и колыбель эстонского национального самосознания.

Номер газеты «Eesti Postimees ehk Näddalaleht» от 23 декабря 1864 года приветствовал читателя не привычной заставкой с почтальоном, шагающим по деревенскому тракту, а логическим развитием сюжета.

Письмоносец со свежим газетным номером в руках входил в крестьянское жилище. Посредине комнаты возвышалась украшенная свечами ель. У ее крестовины играли с подаренными игрушками дети. Взрослые взирали на гостя.

Немудреный, на первый взгляд, сюжет нес, помимо чисто эстетических, вероятно, и назидательный посыл. Ведь в ту пору елки в деревенских домах были практически неизвестны: эстонский крестьянин мог видеть их разве что на помещичьей мызе.

Издатель «Eesti Postimees ehk Näddalaleht», народный просветитель Йоханн Вольдемар Янсен оформлением первой полосы рождественского номера показывал читателям наглядный пример, как следует отмечать в семье главный зимний праздник.

Через несколько лет композиция заставки рождественского номера несколько изменилась: в 1868 году количество домочадцев на рисунке сократилось, хозяйка и хозяин оказались одеты в национальные костюмы, елка с пола переместилась на стол.

Рисунок, видимо, пришелся по вкусу и редакции, и читателям — для оформления датированных сочельником газетных номеров он используется до второй трети семидесятых годов позапрошлого столетия.

С 1873-го он уступает место композиции с изображением саней на заснеженной дороге. Еще через три года редакция почему-то решает вернуться к изначальному варианту с входящим в комнату почтальоном.

Возвращение оказалось не-долгим: с Рождества следующего года вновь начинает использоваться заставка с зимним почтовым возком, с 1880 года дизайн газетной шапки радикально меняется.

Отныне — и в будние дни, и накануне праздников — первая полоса газеты открывается замысловато скомпонованным названием газеты. Какие-либо изображения с нее надолго пропадают.

Узнаваемый мотив

Сложно сказать, чем было вызвано угасание симпатичной традиции. Как и трудно понять, почему местные русские и остзейские газеты не оформляли особо свои предпраздничные номера.

Во всяком случае, вплоть до крушения Российской империи облик первых полос местной периодики неизменно оставался стандартно-строгим — вне зависимости от того, какое число значилось на календаре.

Таковым он был и на рубеже второго-третьего десятилетия прошлого века: период войн и революции, очевидно, не слишком-то настраивал на праздничный лад, да и техническая база типографий все еще оставляла желать лучшего.

Ближе к середине двадцатых годов жизнь начала более-менее налаживаться — и в конце 1922 года таллиннская газета «Päewaleht» снабдила свой рождественский номер шапкой в виде названия праздника, изображения украшенных елок и гирляндой из веток.

Повторена заставка была и на следующий год, потом ее вытеснила реклама, а в 1926-м газета порадовала читателей изображением летящих с холма лыжников, одним из которых был пузатый Дед Мороз собственной персоной — с объемистым мешком за спиной.

Правда, свой виртуозный спуск повелителю снегопадов и метелей приходилось совершать на шапке четвертой полосы: первые три были заняты рекламой предприятий и торговцев, предлагающих к Рождеству богатый ассортимент подарков.

С середины двадцатых годов тематические заставки начинает использовать и периодика, выходящая в Таллинне на немецком языке: в номере «Revaler Bote» от 24.12.1926 — заснеженная сельская улица и бредущие в кирху прихожане.

Пейзаж, скажем честно, с эстонской провинцией ничего общего не имеет: по всей видимости, газетная редакция воспользовалась иллюстрацией из какого-то издания, выходившего непосредственно в Германии.

Зато заставка первой полосы рождественского выпуска газеты «Waba Maa», пришедшего к читателям 24 декабря 1930 года — хотя и несколько стилизованная в угоду декоративности, но все же таллиннская.

За окном комнаты, в которой стоит пышно наряженная елка — треугольные щипцы домов Старого города, узнаваемый готический шпиль церкви Олевисте и барочный кивер Преображенского собора.

Можно даже предположить, что газетный график вдохновлялся видом из окна одного из двух мансардных этажей здания по адресу улица Пикк, 40, в котором располагалась редакция издания.

Стоит, пожалуй, задаться вопросом — почему русские газеты довоенного Таллинна оставались в стороне от эстонских и

немецких коллег, не практикуя оформление своих рождественских выпусков?

Вехи времени

Возможно, поначалу сказывалась верность дореволюционным традициям. А ко второй половине двадцатых годов, когда мода на праздничные газетные шапки стала всеобщей, сказалась специфика местного рынка СМИ.

Издавать полноценную газету с расчетом на русских читателей было в столице Эстонии нерентабельно. Потому таллиннские «Вести дня» шли вкладкой в рижскую газету «Сегодня», всегда оформлявшую к праздникам свою первую полосу.

Тридцатые годы XX столетия были расцветом искусства оформления рождественских газетных номеров: конкурирующие между собой издания стремились сделать свои полосы как можно более яркими, оригинальными, запоминающимися, привлекательными.

Их качество неплохо иллюстрирует развитие полиграфии, стиль и манера исполнения — колебания художественных вкусов, сюжеты — приоритеты и ценности, наиболее актуальные для общественных настроений и государственной идеологии.

Например, в начале десятилетия, когда политическая ситуация в Эстонии была нестабильна, «Waba Maa» могла оформить первую полосу карикатурой, на которой Дед Мороз в костюме националиста-вапса делал выволочку лидерам партий.

Гонявшийся за сенсациями «Rahvaleht» мог в тот же год опубликовать групповой шарж сходной композиции — но героями его были, конечно, не грызущиеся между собой политики, а звезды светской жизни и герои скандальной хроники.

Власть оказалась сосредоточенной в руках Константина Пятса, в моду входили «исконные традиции» — и вот уже на первой полосе появляется не рождественский дед, а эстонский хуторянин в национальном костюме с кружкой пива в руках.

На первые полосы мировой прессы выходят сводки с фронтов гражданской войны в Испании — и на заставке «Päewaleht» Рождество в окопах противопоставляется семейному торжеству под наряженной рождественской елкой.

Каждая газета стремилась оформить рождественский номер ярко и броско.

Картинка с титульной страницы газеты "Столица" 20 декабря 2021 года.

Картинка с титульной страницы газеты «Столица» 20 декабря 2021 года.

По мере сгущения над европейским континентом тревожных туч, тематика праздничных заставок печатных органов далекой от театров военных действий и нейтральной Эстонии становится все более беспокойной.

Даже откровенно бульварный «Rahvaleht» публикует 24 декабря 1939 года композицию, на которой ребенок закрывает от стоящего под окном Деда Мороза сияющую огнями елку рулоном плотной шторы.

Иначе не могло и быть: менее чем за сто километров шла советско-финская война. И в Таллинне, даже в праздничные дни, строго-настрого соблюдали режим светомаскировки…

* * *

Уже на следующий год рождественские шапки первых полос выходящих в Таллинне газет исчезают: выходные 24-25 декабря жителям ЭССР поначалу сохраняют, но упоминание о поводе для них из публичной сферы исчезает.

Еще раз традиция оживает в три года нацистской оккупации — а потом, почти на пять десятилетий становится достоянием исключительно эмигрантских изданий: Рождество при Советах в Эстонии, как известно, официально не отмечали.

Зато новое дыхание получает в послевоенные годы традиция праздничного оформления газет, выходящих 31 декабря и 1 января: особенно на этом поприще отмечаются чуть менее официозные «Õhtuleht», «Rahva Hääl» и «Молодежь Эстонии».

Впрочем, новогодние номера таллиннских газет — что довоенные, что вышедшие в пятидесятых-семидесятых годах, — равно как и праздничное оформление их первых полос, — тема для отдельного разговора. Вернуться к нему стоит в следующий раз — в новом году.

Йосеф Кац

«Столица»

 











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Между прочим…
Когда ревельский аптекарь начал смешивать истолченные лягушачьи лапки со змеиным ядом и рубиновой пылью, то не на шутку расчихался. И услужливый ученик аптекаря Март предложил учителю надеть на голову горшок, дабы пыль не причиняла вреда, а драгоценное лекарство в буквальном смысле не улетало на ветер, и пообещал приготовить лекарство самостоятельно. Но вовремя вспомнив про то, что прежде чем передать пациенту, ему самому придется отведать снадобье - такой тогда был порядок, - сделал лекарство не из лапок и ядов, а из размолотого миндаля и сахара. Эту-то сладкую массу и съел бургомистр. И сразу выздоровел.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!