А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Дело было в XIV веке, когда согласно установленному датским королем Эриком IV Лыжным Плющем городскому праву, таллинский палач не только казнил, но и пытал. За различные провинности мог отрубить палец руки, привязать к позорному столбу на Ратушной площади, повесить на шею позорный камень. Мог и лечить нанесенные во время пыток раны. Мусор тогда выбрасывали прямо на улицу и убирали раз в неделю. Если нерадивый домовладелец этого не делал, палач заставлял платить штраф: до внесения необходимой суммы денег мог даже поселиться у такого хозяина. Именно мусору на старинных улицах, кстати говоря, мы обязаны туфлями на платформе и на шпильках – нужно же было как-то пройти по этой грязи!
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Ходила о пригорке Тынисмяги, легенда, вернее притча о привидениях. Водились эти привидения в несколько необычном месте – в колодце. В великую засуху 1674 года с колодцем произошло нечто непонятное: вода в нем вдруг закипела, забурлила, заклокотала. Два человека, попытавшихся спуститься на дно колодца по лестнице, так там и остались. Русалки затянули под воду, решили люди. Третий, спустившийся в колодец, обвязавшись веревкой, только и смог что вымолвить, когда его вытащили наверх: «Привидения»! Отцы города не нашли ничего лучшего как засыпать колодец и установить на его месте крест. Нечисть этого не снесла и сгинула куда-то.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1354 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в довоенной Эстонии.
Когда, городская дума, после недолгих дебатов, решила поднять стоимость киловатт-часа с тридцати копеек до рубля.

Причины такого шага очевидны: идущая четвертый год мировая война и недавняя российская революция взвинтили цены практически на всё до казавшихся прежде немыслимых высот — инфляция набирала обороты.

Куда как менее понятным современному жителю Эстонии, может скорее показаться то, что «тарифный вопрос» решался более ста лет тому назад исключительно на уровне муниципальных властей.

Здесь, впрочем, нет ничего удивительного: единого поставщика электричества на территории доживающей свои последние месяцы Эстляндской губернии просто-напросто не существовало.

Не появился он, вопреки всем прилагаемым в двадцатые-тридцатые годы усилиям, и в Эстонской Республике: свет горожанам давали электростанции, принадлежавшие городам.

Цена света

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

В самом конце 1918 года, когда в столице действовал режим затемнения, а исход войны, позже получившей название Освободительной, был еще далеко не очевиден, отцы города приняли новый коммунальный тариф.

Цены в нем были зафиксированы в финских марках и пенни: собственной валютой новорожденное государство обзавестись пока не успело, а деньги северного соседа пользовались доверием за свою покупательную способность.

Согласно постановлению отцов города, за один киловатт-час платить с 1 января надлежало две марки за освещение и полторы — в том случае, если электрическая энергия использовалась для работы тех или иных машин или станков.

На первый взгляд, это было совсем не много: номер газеты «Waba Maa», в которой новый тариф был опубликован, стоил в розничной торговле всего 30 пенни. Вопрос был в другом: данная цена была применима только к тем абонентам, у кого имелся счётчик.

Большинство подключенных к электрической сети частных домовладений им в царское время не пользовались. Плата с них взималась в буквальном смысле этих слов «за свет» — в зависимости от имевшихся в квартире электрических лампочек.

«Ламповый тариф» выглядел куда как запутаннее. Прежде всего, платить за одну расчетную лампу следовало по-разному в зависимости от того, находилась она в жилом помещении или же в служебной конторе. А также в зависимости от… времени года.

Так, в январе за одну оснащенную металлической нитью «электрическую лампу каления» следовало заплатить 54 пенни в квартире и 74 пенни — в учреждении или магазине. В декабре же подобные расценки были определены в 58 и 80 пенни соответственно.

Дешевле всего ламповое освещение обходилось в светлую пору: в длинные майские дни одна расчетная лампочка стоила в месяц 14 пенни частному лицу и 18 пенни — предприятию. А в июне действовала единая ставка в 14 пенни для всех.

Плату надлежало ежемесячно вносить в кассу электростанции на бульваре Пыхья: только шесть лет спустя денежные переводы стал осуществлять Городской банк и бухгалтерия городской управы.

Колебание цен

С высоты дня сегодняшнего легко сказать: опубликованный в новогодних выпусках таллиннских газет за 1919 год тариф очень быстро оказался отнесенным к категории намерений — благих, но нереальных в принципе.

Прежде всего — по причинам, от городских властей не зависящих: экономическая ситуация в стране, ведущей борьбу за свое существование, отличалась от стабильности довоенных лет и деньги неизбежно обесценивались.

Усугубились и проблемы чисто энергетического свойства: пущенная в 1913 году таллиннская электростанция работала на угле. Поставлялся он поначалу из далекого британского Кардиффа морским путем — как и в Петроград, кстати.

Прерванными оказались и поставки угля из Донбасского бассейна, а на разработку месторождений горючего сланца и переоборудования под них котлов столичной электростанции были необходимы и время, и, опять-таки, дополнительные средства.

Все эти факторы, безусловно, отражались на стоимости электроэнергии: в начале двадцатых годов таллиннским отцам города чуть ли не раз в три-четыре месяца приходилось пересматривать действующие тарифы в сторону их повышения.

Вздорожание электричества провоцировало общий рост цен. Так, в октябре 1920 года ведущие газеты — «Каjа», «Рäewaleht», «Waba Маа», — писали, что именно по этой причине вынуждены повысить стоимость одного номера с двух марок до трех.

А вот что реагировало на колебания цены на электричество диаметрально противоположно ее росту — это арендная плата за квартиры и дачи в Нымме, далеком и не всегда легкодоступном пригороде столицы.

Повышалась стоимость киловатт-часа — дорожал билет в электропоезде — владельцы ныммеской недвижимости были вынуждены понижать съемщикам плату за жилье: ради большей привлекательности.

Рекомендовано понизить

Винить муниципальные власти в подорожании проезда в электричке до Нымме оснований не было: ток железнодорожная ветка получала не с берегов Таллиннской бухты, а от новой торфяной ТЭЦ в Элламаа.

Но и столичные власти — владельцы городской электростанции — порой не упускали возможности

воспользоваться ей как еще одним средством для пополнения городской казны, сто лет тому назад бывавшей в дефиците.

Так, например, по свидетельству газеты «Вести дня», отцы города в 1927 году установили отдельный тариф для жителей Копли, население которого, скажем прямо, свободными средствами в кармане похвастаться в ту пору точно не могло.

Формально все выглядело благопристойно: исторически район получал ток от динамо-машин судостроительного завода. После того, как завод окончательно обанкротился, подача света прекратилась, и городу пришлось тянуть на полуостров провода.

Трата, действительно, была для муниципалитета непредвиденной. Однако население Копли считало, что оно ни чем не хуже жителей других частей города, подключенных к городской электросети без взыскания расходов по прокладке электросети к ним.

Чем закончился спор и к какому компромиссу пришли стороны в конце концов — сказать сложно. Однако сетования по поводу того, что за свет столичный обыватель вынужден платить по завышенному тарифу, перекочевали из двадцатых годов в тридцатые.

«Городская комиссия по делам освещения и водоснабжения постановила, что плата за электричество слишком высока, вследствие чего оно находит себе слишком медленное распространение», — писали в марте 1930 года таллиннские «Вести дня».

Издание констатировало: из 7400 жилых домов к электросети в столице подключены только 2900. И предлагало, ради снижения цен, понизить гербовой сбор с ежемесячных счетов и упразднить залоговую стоимость счетчиков электричества.

«Комиссар цен М. Юхкам последнее время исследовал стоимость электричества, — писала та же газета четыре года спустя. -Особенно дорого оно в Таллинне, Нарве и Нымме. Рекомендовано понизить цену до 3 сентов за киловатт-час».

Стоит пояснить: речь шла именно о себестоимости, которая на тот момент составляла в столице 4,34 сента. Конечному же потребителю она обходилась в 22 сента — если, конечно, он платил по счетчику.

Оплата по числу светильников к тому времени исчерпала себя: с помощью специального приспособления горожане наловчились подключать к цоколям лампочек электроутюги и электроплитки.

Власти одно время активно боролись с подобным «электропиратством», а потом решили ликвидировать саму возможность его возникновения: отменили «поламповую» оплату света.

* * *

Весна 1937 года порадовала таллиннцев нововведением: отныне оплачивать стоимость электроэнергии стало возможно исходя из площади освещаемого помещения -и, опять-таки, в зависимости от времени года.

Больше всего новшество пришлось по нраву владельцам магазинов: один из них жаловался, что по счетчику подсветка одной только оконной витрины обходилась ему в сумму, равную месячному жалованию приказчика — 53 кроны.

Учитывая, что, согласно статистическим данным, житель тогдашнего Таллинна потреблял чуть больше 30 киловатт-часов в год, можно высчитать: годовой счет за электричество обходился ему в шесть с половиной — семь крон.

Вроде бы — не так уж и много. Хотя, с другой стороны, речь идет именно об абстрактном «среднестатистическом», включающем в себя жильцов как подключенных к электросети жилищ, так и обходящихся без нее.

А ведь в ту пору жители каменных многоквартирных домов столицы пользовались уже не только электроплитами, но и холодильниками, и даже электробигуди и тостерами — счет мог набежать немалый.

Представить реакцию на него в любые времена совсем нетрудно. Труднее, увы, помочь тем, для кого электроэнергия в наши дни внезапно стала едва ли не роскошью — словно век тому назад.

Йосеф Кац
«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Паровоз-памятник во дворе Таллиннской транспортной школы, фото 2015 года.

«Кч 4» со двора на ул. Техника: прощание с паровозом-памятником

В конце минувшего месяца Таллинн лишился частицы своей транспортной истории: локомотив-памятник, стоявший перед историческим зданием железнодорожного училища на улице Техника, ...

Читать дальше...

Церковь Введения во храм Пресвятой Богородицы, в районе улицы Гонсиори. На её месте ныне цветочный магазин "Каннике"

Утраченные храмы и часовни Таллина

В 1734 году в районе Каламая была построена деревянная гарнизонная церковь Феодора Стратилата на Косе. В начале XIX века богослужения в Феодоровском ...

Читать дальше...

...и столичный постовой. Рисунок из газеты «Эсмаспяэв», 1932 год.

Стражи безопасного движения в Таллине: юбилей дорожных знаков

Вот уже девять десятков лет, как дорожные знаки являются неотъемлемым элементом уличного пейзажа Таллинна - настолько привычным, что замечают их ...

Читать дальше...

Летнее помещение Морского собрания на берегу пруда в Кадриорге. В отличие от главного здания организации на Ратушной площади – утрачено.

Ревельское морское собрание: эпилог многолетней истории

История Ревельского морского офицерского собрания в общих чертах любителю таллиннской старины известна. Как и при каких обстоятельствах история эта завершилась ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.




Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
В Домском соборе /Доминиканской церкви/ похоронен мореплаватель Крузенштерн. А еще там есть "Плита счастья". Если стоя на ней загадать желание оно обязательно сбудется. И находится она недалеко от входа. Может это и есть «надгробие» неисправимого таллинского Дон Жуана!?
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!