Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Когда-то в усадьбе Вана-Вигала жил барон, в чьем услужении было множество духов. Поехал он однажды в Таллинн через озеро Юлемисте. Барон строго-настрого запретил кучеру оглядываться во время езды по воде. Карета мчалась как по зеркалу. Когда она приблизилась к берегу, где было мелко, кучер все-же посмотрел назад. К своему великому изумлению он увидел, что вокруг кареты суетились духи, - слуги Вана-Вигалаского барона: они переносили доски из-за колес кареты и ставили их впереди нее - так они строили мост, по которому ехала карета. Как только кучер оглянулся, карета с упряжкой лошадей провалилась в воду. Но так как берег был совсем близко, кони вытащили карету на сушу и никто не утонул.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
Исследователь истории фабрики «Калев» Отто Кубо, полагает, что «таллинский» марципан вряд ли мог быть придуман в Европе: у нас не растет миндальное дерево и не делают сахар. Скорее всего, рецепт пришел с Пиренейского полуострова - с торгующими с Сицилией арабами, и уже оттуда - в материковую часть Европы. Или, как розовая вода, - из Турции. Ну, а дальше - понятно: у Ревеля были хорошие связи с другим членом Союза ганзейских городов - Любеком...
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1358 posts
    • 0 comments
    • 39 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 238 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Заказать гида по Таллину, и другим регионам Эстонии. Лучшие гиды!
Подробнее...

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам.

До начала нынешнего века об изначальном предназначении зеленого массива между улицами Копли и Пельгуранна напоминал лишь циничный народный топоним «Парк живых и мертвых».

Реконструкция, проведенная в 2002-2006 годах превратила парк в мемориальный: инфостенды и оформление чаши фонтана напоминают о существовании здесь некогда главного некрополя былого Ревеля.

Есть надежда, что в самом обозримом будущем одну из доминант утраченного кладбищенского ансамбля можно увидеть не только на репринтах старинных черно-белых фотоснимков, но и в реальном пейзаже.

Речь идет о мемориальной часовне в память воинов Северо-Западной армии, созданной в 1935 году по проекту одного из ведущих русских архитекторов Эстонии, снесенной советскими властями и намеченной ныне к воссозданию.

Эхо эпидемий

Часовня Северо-Западной армии на кладбище в таллинском районе Копли 25 октября 1936 года.

Часовня Северо-Западной армии на кладбище в таллинском районе Копли 25 октября 1936 года.

На всем своем долгом протяжении Средневековье не знало кладбищ в современном понимании: захоронения умерших производились либо под полами церквей, либо – прямо у их стен.

Сама идея вынести погребения за черту городских укреплений и ее практическая реализация – маркер наступления Нового времени, свидетельство перемен всей системы мировоззрения.

Зачастую толчком к подобным переменам становились эпидемии – такие, как московская чума 1770-1772 года, после которой кладбища в Российской империи вынесли в отдаленные предместья.

Не стал здесь исключением и Ревель: не позднее 1774 года, похоронные процессии потянулись от Монашеских ворот в сторону полуострова Копли, где по распоряжению магистрата было основано новое кладбище.

Хоронили на нем скончавшихся прихожан церквей Нигулисте и Олевисте – немцев по происхождению, лютеран – по вероисповеданию. Для эстонцев имелось кладбище на Каламая, для русских – кладбище Александра Невского.

Православный некрополь в южной части кладбища Копли появился значительно позже – не в последней трети восемнадцатого столетия, а в первой четверти двадцатого. И возник он тоже в связи с вспышкой эпидемии – на этот раз тифозной.

Тиф, беспощадный бич времен Первой мировой и гражданской войны в России, попал в Эстонию на заключительном этапе вооруженной борьбы за независимость – вместе с отступившей на территорию новорожденного государства Северо-Западной армией.

Тыловой базой СЗА, действовавшей на петроградском направлении совместно с силами обороны Эстонской Республики, считалась территория рабочей колонии при Русско-балтийском судостроительном заводе на полуострове Копли в Таллинне.

Предприятие к тому времени было эвакуировано, занятые на производстве – тоже, так что заводская больница, считавшаяся в свое время одной из лучших в городе, была превращена в главный госпиталь для раненых и больных.

Справиться с валом тифозных она не смогла. Тогда под временные лазареты спешно начали приспосабливать рабочие казармы, покинутые прежними жильцами и пограбленные при кайзеровской оккупации.

Финал был трагическим: боясь распространения эпидемии, столичные власти отрезали Копли от города карантинными кордонами. Вчерашние северозападники оказались брошены на произвол судьбы.

Везти погибших на кладбище Александра Невского было невозможно – да и непозволительно. Для их погребения был выделен участок на ближайшем кладбище – Коплиском.

Завет старины
Судьба интернированных служащих СЗА сложилась по-разному. Кто-то, поверив обещаниям большевиков, вернулся на родину, в советскую Россию. Кто-то – решил остаться в Эстонии.

Желание последних увековечить память о своих однополчанах, павших жертвой не непосредственных боевых действий, а бесхозности тыловых служб и безразличия гражданских властей было естественно.

Начиная с середины двадцатых годов прошлого века на участке захоронения северозападников проводились поминальные богослужения, братская могила была приведена в порядок и отмечена мемориальным знаком.

Идея увековечить трагедию поминальной часовней родилась, видимо, несколько позднее – к началу уже следующего десятилетия. А 19 июля 1935 года на Коплиском кладбище состоялась торжественная церемония ее краеугольного камня.

Проект сооружения разработал Аленксандр Владовский – они и сам жил в непосредственной близости от места погребения служащих Северо-Западной армии, и наверняка воспринимал историю Копли частью своей собственной биографии.

А главное – большего, чем он, знатока традиционного древнерусского зодчества и канонов православной архитектуры, в тогдашней Эстонии попросту не было. Кроме того, в «творческом портфолио» зодчего уже имелся опыт создания схожей постройки.

Речь идет о так называемой Корсуноской часовни, сооруженной над братской могилой защитников крепости Старого Изборска, павших в боях со шведами в середине XVII столетия и захоронных у подножия одной из башен крепостной стены.

Идея воздвигнуть над местом их упокоения часовенку возникла в 1929 году, когда Изборск входил в границы Эстонии – и потому заказ на проектирование сооружения было решено поручить живущему в Таллинне Владовскому.

Сравнение двух спроектированных им однотипных построек небезынтересно. При очевидном внешнем сходстве, взгляд специалиста может отыскать ряд отличий, рассказывающих об эволюции творческого языка зодчего.

В Изборске он стилизовал часовню под работу псковских мастеров, живших во времена царя Алексея Михайловича. В Таллинне – обратился к более древнему периоду, взяв за образец Новгород эпохи расцвета – XIV столетия.

Более миниатюрная и приземистая, декорированная вкрапления в плоскость стен «дикого» камня, она будто обращалась к временам, когда новгородские купцы были желанными гостями в ганзейском Ревеле.

Наречена часовня была в честь Георгия Победоносца – одного из традиционных покровителей российского воинства. Освятил постройку митрополит Александр 25 октября 1936 года.

Поставленная цель
Архитектору Владовскому повезло – прожив бурную и насыщенную жизнь, чудом не тронутый ни одним из правивших Эстонией после утраты государственности режимов, он скончался в 1950 году.

Созданной по его проекту Георгиевской часовни на кладбище в Копли повезло значительно меньше: неизвестно точно, снесена она была при ликвидации кладбища в 1951 году или еще раньше – в 1946-м.

Как бы то ни было, старинный некрополь был превращен в «Парк культуры и отдыха», а на той территории, где были захоронены порядка семисот воинов СЗА, разместилась электрическая подстанция, существующая и поныне.

Но для тех, кто стремится вернуть не только району Пыхья-Таллинн, но и всей столице часть ее утраченного прошлого, это оказалось не помехой: созданное в прошлом году НКО «Общество святого Георгия» решило твердо идти к поставленной цели.

За минувшие месяцы сделано немало. Город выкупил незастроенный участок кладбища СЗА у госкомпании «Elering», а также провел на объекте необходимые археологические исследования, позволившие определить точные места захоронений.

Выяснилось, что на площадке, где предусматривается воссоздание мемориальной часовни, братских могил, по-видимому, нет. Следовательно, можно приступать к следующему этапу – работе над предварительным и строительным проектом.

Судя по предварительной визуализации, подготовленной сотрудниками архитектурного бюро «AB Ansambel», по крайней мере, общий силуэт утраченной будет воссоздан точно. Хочется верить, что воссоздана будет и прежняя отделка фасадов.

По всей вероятности, в восстановленной постройке найдется место и для бесценных реликвий, уцелевших от ее предшественницы – икону святого Георгия и табличку с именами захороненных на Коплиском кладбище северозападников.

В настоящий момент оба предмета экспонируются в церкви святого Николая в Копли. Что неслучайно: здешний приход выступил одним из инициаторов восстановления часовни. Ему же предоставлено и право на застройку.

На минувшей неделе договор о восстановлении утраченного памятника архитектуры был официально подписан. И если все пойдет по плану, то закладка краеугольного камня состоится уже нынешней осенью.

Остается только надеется, что это послужит добрым примером – и вслед за часовней СЗА настанет пора восстановления других утраченных памятников мемориального парка Копли.

* * *

НКО «Общество святого Георгия» напоминает таллиннцам и всем прочим заинтересованным личам, что часовня воссоздается на добровольные пожертвования.

Реквизиты для внесения пожертвований на восстановление часовни: PÜHA JÜRI SELTS EE631010220289989220.

 

Йосеф Кац

«Столица»











Сказать кстати…

Городская стена - самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.







Оставить комментарий

Вы должны быть авторизованы, чтобы оставить комментарий.

777
Новое на Переулках Городских Легенд
Пожарный расчёт. г.Таллин, Коплиская пожарная станция 1948 год.

Коплиская пожарная станция в Таллине, празднует 110-летие!

Сегодня нашей спасательной команде Копли 110 лет! пожарная станция, созданная для защиты завода Беккера, порта и поселения, в настоящее время ...

Читать дальше...

Неравнодушные таллинцы, и гости из Дании, отметили День Начала строительства города в Саду Датского Короля, Вальдемара Второго-Победителя! В этом году праздник проводится ...

Читать дальше...

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год.Фото: Эстонский государственный архив

Как радиовышка в Ласнамяэ боролась с фашистской Италией

Строительство станции в Ласнамяэ. 1929 год. Как радиосигнал попадает в наши приемники? Сегодня мы все реже пользуемся FM-частотами, слушая любимую радиостанцию ...

Читать дальше...

Церковь Олевисте

Легенды церкви Олевисте (Святого Олафа), в Таллине

Когда-то башня церкви Олевисте была самой высокой в Европе. Градоправители Ревеля (так до 1919 года назвался Таллин) приказали построить башню-маяк, ...

Читать дальше...

Подземная Башня

Путешествие по этажам «Подземной башни»

«Подземная башня» - литературный дебют Вене Тоомаса - погружает читателя в седую старину и недалекое прошлое Таллинна, позволяя увидеть город ...

Читать дальше...

Часовня СЗА на кладбище в Копли 25 октября 1936 года.

Возвращение памяти: часовня Северо-Западной армии в таллинском районе Копли

Одна из достопримечательностей Пыхья-Таллинна и памятник русскому прошлому столицы, утраченный в послевоенные годы, начинает свое возвращение к таллиннцам. До начала нынешнего ...

Читать дальше...

Открытие часовни на братской могиле воинов СЗА в 1936 году. Современная колоризация исторического фото.

«Это — не забытые могилы»: некрополь Северо-Западной армии на кладбище в Копли

Часовня-памятник воинам северо-западникам, восстановление которой началось в Копли на позапрошлой неделе – часть утраченного мемориального ансамбля, формировавшегося на протяжение полутора ...

Читать дальше...

Брошюра, рекламирующая свечи производства Flora. 1960-е годы.

Свет живой и неизменный: свечные истории Таллинна

Название, которое носит начинающийся месяц в эстонском народном календаре, позволяет взглянуть на дальнее и недалекое прошлое Таллинна в дрожащем свете ...

Читать дальше...

В зале Таллиннской городской электростанции. 1938 год.

«Особенно дорого электричество в Таллинне, Нарве и Нымме...»

Вынесенная в заголовок фраза вовсе не позаимствована из современных СМИ: неприятные сюрпризы ежемесячный счет за свет приносил, случалось, и в ...

Читать дальше...

Общежитие на Акадеэмиа теэ, 7 – первый многоэтажный жилой дом Мустамяэ в начале шестидесятых годов.

«Дом с негаснущими окнами»: самый первый в Таллинском Мустамяэ

Современная история Мустамяэ началась ровно шестьдесят лет тому назад: в январе 1962 года в первый многоэтажный дом нынешней части города ...

Читать дальше...

Узнаваемая панорама таллиннских крыш на заставке номера газеты «Waba Maa» от 24.12.1930.

Поздравления с первой полосы: праздничный наряд газетных номеров

Для того, чтобы узнать о приближении зимних праздников, жителю былого Таллинна не было нужды заглядывать в календарь: вполне хватало бросить ...

Читать дальше...

«Нам, Каурый, за ними все равно не угнаться, так хоть отставать не станем»:
прежние и современные методы уборки снега на карикатуре Э.Вальтера. 
Газета «Õhtuleht», 1951 год.

От лопат до стальных «лап»: арсенал таллиннских снегоборцев

Уборка таллиннских улиц от снега и наледи – как вручную, так и с помощью разного рода специальных приспособлений и машин ...

Читать дальше...

Таким видел застройку площади Вабадузе между Пярнуским шоссе и улицей Роозикрантси архитектор Бертель Лильеквист. Рисунок из хельсинской газеты Huvudstadtsblatter, 1912 год.

Таллинн, построенный финнами: северный акцент портрета города

Шестое декабря – День независимости Финляндии – самая подходящая дата вспомнить о вкладе северных соседей в архитектурный облик Таллинна. Не много ...

Читать дальше...

В руках деревянного воина, как и прежде, – меч и копье, под ногами – полевой цветок.
Фото: Йосеф Кац

Кривой меч и копье с вымпелом: амуниция для деревянного воина

Один из шедевров прикладной скульптуры эпохи барокко и герой сразу нескольких современных гидовских баек вновь предстал перед горожанами практически в ...

Читать дальше...

Подводная лодка «М-200» (у пирса) и однотипная с ней «М-201» после перевода на Балтику. 1945 год.

«Курск» Балтийского флота: жертвы и герои подлодки «Месть»

Шестьдесят пять лет тому назад у самых берегов Эстонии разыгралась трагедия, соизмеримая по драматизму с гибелью российской подводной лодки «Курск». Увидав ...

Читать дальше...

Городская стена — самое древнее сооружение Старого города, ее строили на протяжении 300 лет.

Раньше в город вели шесть ворот, почти все они были разрушены. От Вируских ворот остались только башни.











Сказать кстати…

В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев.

Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29.

Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе.Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца.




Между прочим…
В 1872 году генерал-губернатор Эстляндии князь Шаховской приказал официально зафиксировать названия всех ревельских улиц на трех местных языках, но при переводах возникло немало недоразумений. Узкий переулок между улицами Пикк и Лай на нижненемецком языке в течение веков называли Spukstrasse, что можно перевести как улица привидений. Наверняка в народном обиходе появилось как следствие какой-то легенды о средневековом барабашке, который появлялся в одном из домов на этой сумрачной улице. 3 февраля 1872 года магистрат утвердил немецкое название, однако при переводе на русский язык не нашел подходящего слова и предложил назвать “Шпуковская”. Получилось не очень благозвучно, и князь Шаховской не согласился и предложил свой вариант - “Нечистая улица”. Это не устроило магистрат и домовладельцев, так как “нечистая” могла быть понятой, как просто грязная. В конце концов назвали улицу Вайму (Духов), так она нынче и называется, хотя с 1950 по 1992 год ее называли Вана (Старая).
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!