А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще! Обращайтесь в форме комментариев, и мы обязательно свяжемся с вами.

Застывшее Время

ещё темы...

Следует знать…
Легенда об эстонском донжуане, или Сладкие прегрешения: Под южным нефом таллиннской Домской церкви есть надгробная плита, по которой проходят все прихожане. Под ней покоится дворянин Отто Иохан Туве. Веселый ловелас в знак раскаяния за грехи завещал похоронить себя у входа в собор - чтобы горожане топтали его прах. Однако хитрец таким образом обвел всех: неисправимый донжуан, он даже с того света умудряется любоваться дамскими ножками.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В одном из преданий говорится, будто датчане решили неожиданно напасть на город, перебить его жителей и овладеть имуществом эстов. Заговорщики хранили свои намерения в строжайшей тайне, но некоего Тоомаса, знаменосца датчан, стала мучить совесть. Он выдал магистрату план нападения. В городе выставили усиленный дозор. Было решено впустить злоумышленников в город, а потом на какой-нибудь узкой улочке напасть на них и уничтожить всех до единого. События развернулись именно таким образом, и смута была пресечена. Знаменосцу оказали особую честь - шпиль Ратуши украсили фигуркой воина со знаменем. Новый флюгер назвали именем Тоомаса.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Метроном
  • Blog stats
    • 1105 posts
    • 4 comments
    • 18 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.7 posts per month
    • 230 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 words in comments
    • 0 trackbacks per post

Записи с меткой ‘пирита’

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название культового заведения общественного питания.

Даром что располагалось оно за пределами административных границ города: трудно представить себе Таллинн второй половины шестидесятых — начала девяностых годов минувшего столетия без одноименного кафе-ресторана. Читать далее »

Заведение общественного питания, признанное одним из лучших отреставрированных объектов минувшего года, в нынешнем сентябре отмечает свое пятидесятилетие.

Сколько лет популярному народному танцу «Тульяк»? Музыковеда! до сих пор не могут дать точного ответа. Читать далее »

Сегодня мы начинаем публиковать фотоколлекции Бориса Горского. Борис тщательно подбирает в свою коллекцию фотографии Таллинна прежних лет. Преимущественно, это фотографии Таллина Советской эпохи. Скажем Борису за это, большое спасибо! Кликайте на «Далее», чтобы насладиться этими снимками.

Сегодня мы начинаем публиковать фотоколлекции Бориса Горского. Борис тщательно подбирает в свою коллекцию фотографии Таллинна прежних лет. Преимущественно, это фотографии Таллина Советской эпохи. Скажем Борису за это, большое спасибо! Кликайте на «Далее», чтобы насладиться этими снимками. Читать далее »

Наверное, не сыщется человека, кому не знакомы эти чудесные мгновения полёта во снах. Отталкиваемся ногами от глади и вот поднимаемся вверх, выше и выше, до проводов подвязанных к макушкам столбов, до крыш. Попасть на совсем уж, гигантскую высоту, выдаётся редко. Однако, случается и такое. Часто, становиться страшно, когда теряешь управление над собственным полётом и тебя несёт ветром или иной неведомой силой в неизвестность. Вверх, всё выше и выше. И надежды попасть назад, уже никакой. Тут холодно и одиноко.   

Наяву всё ни так. По-другому. Познать это, удаётся ни каждому. Занимаются всерьёз лишь единицы. Стать профессионалом, случай вообще уникальный. Читать далее »

Как бы парадоксально это не показалось, именоваться «речной столицей» у Таллинна есть все основания: помимо десяти ручьев в границах города протекают четыре реки. Читать далее »

В минувший вторник в таллиннском районе Пирита, между рекой и велодромом, открылся каток. Вместе с работающим с конца ноября катком на улице Харью в Старом городе, он стал одним из двух в столице мест для катания на коньках под открытым небом. А ведь каких-то сто лет тому назад общественных катков было в Таллинне множество. Читать далее »

Восемьдесят лет назад лето было таким же непостоянным, но от этого не менее долгожданным. А вода Таллиннской бухты в теплый день казалась горожанам такой же манящей.

Споры о том, следует ли назвать место морских купаний позаимствованным у немцев словом rand или же необходимо заменить его «исконным» словечком mala на рубеже двадцатых-тридцатых годов волновали разве что филологов. Далекие же от ученых штудий таллиннцы, вне зависимости от происхождения и языка, чуть прогревалась вода, стремились за город.

Заветную цель путешествия всяк именовал по-своему. Одни – Штрандом. Другие – Бригиттовкой. Третьи – Пирита.

Столичная привычка

Река Пирита в застывшее время. Зима Tallinn cold time.

Изданный в 1921 году на эстонском языке путеводитель по Таллинну вскользь отмечает, что после того, как война и революция свели на нет деятельность купальных салонов Кадриорга, все большую популярность у горожан приобретают окрестности устья реки Пирита. Спустя несколько лет Пиритаский пляж навсегда затмил собой славу былых мест купания, с середины XIX века располагавшихся на побережье Каламая.

«Мы стояли в жаркий, душный воскресный полдень посреди центральной Ревельской площади, пустынной и нелюдимой, как Сахара, – писал в августе 1929 года фельетонист столичных «Вестей дня». – Идиллическая пустота и тишина окружали нас. Весь город, без исключения, отправился в Бригиттовку. Можно изменить всем своим привычкам, опрокинуть весь ход своей жизни, мечтать и даже писать стихи, несмотря на свой прозаический нрав, но воскресной поездке в Бригиттовку, бьюсь об заклад, вы не измените».

Дорога к Гангу

Добраться из душного города до заветных сосен, песка и морского бриза было восемьдесят лет назад делом непростым. Прогулочный пароходик из таллиннской гавани до Пиритаского причала с переменным успехом курсировал с самого начала ХХ века, но принять на борт всех желающих попросту не мог. Обещания городских властей в самом скором времени приступить к сооружению трамвайной линии до руин монастыря Святой Биргитты, а то и до самого Козе дальше газетных полос так и не продвигались…

«Я увидел грандиозную картину бегства целого города – на автомобилях, пароходах, лошадях, пешком, – продолжал таллиннский газетчик. – Картину, напоминавшую, — если бы не мирная тишина голубых просторов – забытые эпизоды беженства в памятные годы Мировой войны. Нескончаемо-длинной змеей извивался народ на всем протяжении Бригиттовской дороги…Если вглядеться в измученные от жары и ожидания лица, то невольно всплывают мысли о священных водах Ганга, о фанатических йогах, о жертвенном индийском культе».

Мученицы моды

Находились в довоенном Таллинне и те, для кого сравнение поклонников Пирита с бредущими к Гангу индуистами казалось слишком «мягким». По мнению иных столичных моралистов, Пиритаский пляж представлял собой ни что иное как «местный Вавилон». Тот самый, где «холостым на каждом шагу угрожает опасность, а женатые рискуют нажить известного характера «порок сердца»: раны, которые причиняет лишь Амур». Опасения, вероятно, были вполне оправданы: для многих юных таллиннок пляж служил подобием модного подиума.

«Прежняя красавица морей – живая, непосредственная, вся от природы, в брызгах солнца и воды, давно сделалась достоянием музейного обихода, – сокрушались в 1932 году «Вести дня». – Современная купальщица больше всего боится воды. Ее атрибуты – пестрый халат, губная помада, пудра, американская шапочка, флакончик для блеска глаз и флакончик для блеска волос, таблетки для голоса и крем против загара, крем против веснушек и карандаш для бровей. Все это замысловатое сплетение косметической изобретательности робко и осторожно опускается на несколько секунд в море…Тщательно стряхивая с себя капельки воды, мученица моды заканчивает этим свое нелегкое курортное испытание».

Равнение на Европу

«Пирита – равнение на европейский курорт, бег в сторону европейских вкусов и «пляжных сенсаций», – писало в начале тридцатых годов развлекательное издание Tallinna post. – Это ощутимо хотя бы в мелочах: резиновые крокодилы, бойкая игра в мяч, марафонский бег по пляжу, эстетичное катание курортных дам по морю на байдарках и менее эстетичное – на мускулистых плечах их поклонников».

«Европейские нравы», однако, приживались с одинаковым успехом не во всем. Так, например, шведская фирма, производящая зубную пасту, решил расставить на линии оградительных буев плотики с рекламой своей продукции. «Находчивые» таллиннцы сперва стали загорать на «бесплатном плавсредстве», затем – нырять с них, а в одну прекрасную ночь попросту отвязали их и отправили в «свободное плавание».

* * *

Пирита, по негласному соглашению считающийся в предвоенные десятилетия «столичным пляжем №1» не был, разумеется, единственным. Невзыскательные каламаяские жители, например, пренебрегая запретами санитарных врачей, лезли в воду неподалеку от собственных домов. Основанное в 1933 году «Общество благоустройства пляжа Строоми» ставило одной из задач «скорейшее прекращение купания в одном месте людей, лошадей с таллиннского ипподрома и окрестных коров».

Со второй половины тридцатых годов с пляжем в Пирита все больше начинает конкурировать пляж в Клоога-Ранде: часовое путешествие в вагоне электропоезда было, как ни крути, комфортнее пешего «паломничества» в городское предместье. Но пик популярности Клоога-Ранда, приходится все же на послевоенные десятилетия.

Йосеф Кац
«Столица»

Фразу, отшлифованную до афористичности, — «Народ—себе», красующуюся над сценой Пражского Национального театра, на фасадах и в интерьере таллиннских зданий не встретишь. Однако в Таллинне достопримечательностей, созданных некогда на добровольные пожертвования, с ходу можно насчитать с полдюжины. Читать далее »

Срок окончания лета — дата сугубо личная. Большая часть работающих, скрепя сердце, назовет в этом качестве первый рабочий день после незаметно пролетевшего отпуска. Ученики и преподаватели однозначно укажут на 1 сентября. На побережье морских бухт, равно, впрочем, как и рек с озерами, самое долгожданное время года заканчивается двумя неделями позже: пляжный сезон, официально открывающийся в нашей стране 15 мая, завершается 15 сентября.  Читать далее »

Не ахти какой оригинальный анекдот рассказывают о жителях двух столиц — Таллинна и Питера, сошедшихся за «рюмкой чая» в ресторане на берегу, допустим, реки Пирита. На вопрос, а когда у вас тут разводятся мосты, принимающая сторона глубокомысленно ответила: «Обычно после двух-трех». Когда же скоротечная белая ночь пролетела и над заречным лесом стал подниматься рассвет, невозмутимый таллиннец уточнил питерскому другу: «Но-о-о, после двух-трех выпитых бутылок»… Читать далее »

Бывает в году время, когда житель Таллинна, не особо задумывающийся о его географическом положении, вспоминает, что живем мы у моря, и спешит на пляж. Не догадываясь даже, что некогда именно морские купания, а не красоты средневековой архитектуры, привлекали в город многочисленных туристов. А потому перед тем как окунуться в воды бухты Пирита, Копли или Какумяэ, не лишним будет «окунуться в историю» — историю морских купаний в современной столице Эстонии. Читать далее »

19 июля 1980 года ровно в 16.22 в Таллинне, в устье реки Пирита, вспыхнул Олимпийский огонь. Парусная регата ХХII Олимпийских игр длилась десять дней. На трех дистанциях — «Альфа», «Браво» и «Чарли» — в шести классах яхт спор за олимпийские медали вели83 яхты и 154 спортсмена. Читать далее »

Видеохроника:

Как датский король Эрик IV Плужный Грош, нашёл и построил в Ревеле монастырь св. Михаила-Архангела и храм.

Ох, каких историй в наших краях не наслушаешься. Недавно хромой Ларс Сёренсен мне травил, якобы потомок самих основателей монастыря святого Михаила Архистратига, предводителя всего воинства небесного, и храма. А было всё вот как...

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
Камень Линды: Бедная вдова долгие месяцы оплакивала своего любимого мужа Калева, давая волю жалобам и горьким слезам. И стала она приносить на его могилу каменные глыбы, дабы воздвигнуть Калеву достойный памятник и сохранить память о нем для потомков. В Таллинне и поныне можно видеть это надгробие Калева - холм Тоомпеа. Под ним спит вечным сном король древних эстов, с одной стороны холма шумят морские волны, с другой - шелестят родные леса.
Дайте ответ Магистрату!

2017 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...
Пропишись в легендах!
Здесь пишут...
Кому что...
Наши на Лицо-Книге
Тучка тегов
Логинься!


Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!