А знаете ли?

По легендам и приданиям, родителей Калевипоэга звали Калев и Линда. Перевести на русский язык дословно, Калевипоэг, и есть, - сын Калева. Иными словами, это всего лишь отчество, Калевич. Но тогда, какое же у него было имя?

Правильный ответ.

 

Желаете разместить статью о вашем предприятии или себе на страницах сайта? Нет ничего проще!

Депеши в Магистрат!

Следует знать…
Большинство горожан были выходцами из деревни. Свободных крестьян тогда почти не было. Значит, город укрывал беглых крепостных. Год и один день должен был провести в городе каждый из них, чтобы получить свободу. Но, и став горожанином, бывший крепостной должен был добывать себе средства к существованию тяжелым трудом, за который платили гроши. Каждый горожанин был членом объединения (гильдии или цеха). Гильдий в городе было три, а цехов - гораздо больше, может быть, столько же, сколько и профессий. Город сохранил память о некоторых из них, так как люди одной профессии сделались слободами. Вот улица Кинга - здесь жили сапожники. На Монетной (Мюнди) - осели монетчики, на Куллассепа (золотых дел мастеров) колдовали ювелиры. Булочники, кузнецы, рыбаки - каждый жил на своей родной улице Сайа-Кяйк, Сепа, Каламая.
Хроники Таллина

ещё темы...

Говорят так:
В средние века в Нижнем городе не разрешалось сажать деревья перед бюргерскими домами. На узких улицах пешеходам и повозкам было тесно и без деревьев. Единственные деревья, растущие в Нижнем городе прямо на тротуаре, - две старые высокие липы перед домом на улице Лай, 29. Существует предание о привилегии сажать деревья, которой царь Петр наделил хозяина дома, бургомистра Иоанна Хука. Обычно Петр заходил бургомистру, чтобы отведать пива и кофе. Однажды хозяйка дома подала кофе царю и сопровождавшему его генерал-губернатору Эстляндии, Апраксину прямо на крыльце. Гости уселись на лавках. Петр заметил хозяину, что следовало бы перед домом посадить пару деревьев, чтобы они укрывали от палящих лучей солнца. Хук напомнил царю о запрете на посадку деревьев. Вот тогда-то Петр и наделил Хука и его наследников привилегией растить перед своим домом два дерева, чтобы они давали тень в теплые летние дни . Так и растут эти единственные на улицах Нижнего города деревья. Нынешние липы были посажены в прошлом столетии, видимо, на смену первым, высаженным при царе Петре.
С нами считаются:

Рейтинг@Mail.ru
Рейтинг@Mail.ru

Яндекс.Метрика

Яндекс цитирования

Ресурсы Эстонии на ru.сском языке.

Ливонский Орден в Эстонии

Метроном
  • Blog stats
    • 1281 posts
    • 0 comments
    • 37 trackbacks

  • Raw Author Contribution
    • 4.8 posts per month
    • 235 words per post

  • Conversation Rate
    • 0 comments per post
    • 0 trackbacks per post

Записи с меткой ‘пирита’

Мемориальный комплекс на Маарьямяги давно уже стал памятником не конкретным событиям или лицам, а всему, что произошло с Эстонией на протяжении бурного ХХ столетия.

Грандиозный, многозначный и величественный – но так, впрочем, никогда и не завершенный, – он подобен расколотому зеркалу, грани которого хранят память исторических бурь, пронесшихся над страной и ее столицей. Читать далее »

Восемьдесят лет назад в Таллинне открылось одно из самых необычных учебных заведений столицы — Санаторная школа имени президента Константина Пятса.

Июнь — месяц, традиционно и заслужено ассоциирующийся не с началом учебного года, а с его завершением. Читать далее »

Полвека назад активный лексикон таллиннцев и гостей столицы пополнился новым эстонским существительным — «Мерепийга». В переводе — «Морская дева»: название культового заведения общественного питания.

Даром что располагалось оно за пределами административных границ города: трудно представить себе Таллинн второй половины шестидесятых — начала девяностых годов минувшего столетия без одноименного кафе-ресторана. Читать далее »

Заведение общественного питания, признанное одним из лучших отреставрированных объектов минувшего года, в нынешнем сентябре отмечает свое пятидесятилетие.

Сколько лет популярному народному танцу «Тульяк»? Музыковеда! до сих пор не могут дать точного ответа. Читать далее »

Сегодня мы начинаем публиковать фотоколлекции Бориса Горского. Борис тщательно подбирает в свою коллекцию фотографии Таллинна прежних лет. Преимущественно, это фотографии Таллина Советской эпохи. Скажем Борису за это, большое спасибо! Кликайте на «Далее», чтобы насладиться этими снимками.

Сегодня мы начинаем публиковать фотоколлекции Бориса Горского. Борис тщательно подбирает в свою коллекцию фотографии Таллинна прежних лет. Преимущественно, это фотографии Таллина Советской эпохи. Скажем Борису за это, большое спасибо! Кликайте на «Далее», чтобы насладиться этими снимками. Читать далее »

Наверное, не сыщется человека, кому не знакомы эти чудесные мгновения полёта во снах. Отталкиваемся ногами от глади и вот поднимаемся вверх, выше и выше, до проводов подвязанных к макушкам столбов, до крыш. Попасть на совсем уж, гигантскую высоту, выдаётся редко. Однако, случается и такое. Часто, становиться страшно, когда теряешь управление над собственным полётом и тебя несёт ветром или иной неведомой силой в неизвестность. Вверх, всё выше и выше. И надежды попасть назад, уже никакой. Тут холодно и одиноко.   

Наяву всё ни так. По-другому. Познать это, удаётся ни каждому. Занимаются всерьёз лишь единицы. Стать профессионалом, случай вообще уникальный. Читать далее »

Как бы парадоксально это не показалось, именоваться «речной столицей» у Таллинна есть все основания: помимо десяти ручьев в границах города протекают четыре реки. Читать далее »

В минувший вторник в таллиннском районе Пирита, между рекой и велодромом, открылся каток. Вместе с работающим с конца ноября катком на улице Харью в Старом городе, он стал одним из двух в столице мест для катания на коньках под открытым небом. А ведь каких-то сто лет тому назад общественных катков было в Таллинне множество. Читать далее »

Восемьдесят лет назад лето было таким же непостоянным, но от этого не менее долгожданным. А вода Таллиннской бухты в теплый день казалась горожанам такой же манящей.

Споры о том, следует ли назвать место морских купаний позаимствованным у немцев словом rand или же необходимо заменить его «исконным» словечком mala на рубеже двадцатых-тридцатых годов волновали разве что филологов. Далекие же от ученых штудий таллиннцы, вне зависимости от происхождения и языка, чуть прогревалась вода, стремились за город.

Заветную цель путешествия всяк именовал по-своему. Одни – Штрандом. Другие – Бригиттовкой. Третьи – Пирита.

Столичная привычка

Река Пирита в застывшее время. Зима Tallinn cold time.

Изданный в 1921 году на эстонском языке путеводитель по Таллинну вскользь отмечает, что после того, как война и революция свели на нет деятельность купальных салонов Кадриорга, все большую популярность у горожан приобретают окрестности устья реки Пирита. Спустя несколько лет Пиритаский пляж навсегда затмил собой славу былых мест купания, с середины XIX века располагавшихся на побережье Каламая.

«Мы стояли в жаркий, душный воскресный полдень посреди центральной Ревельской площади, пустынной и нелюдимой, как Сахара, – писал в августе 1929 года фельетонист столичных «Вестей дня». – Идиллическая пустота и тишина окружали нас. Весь город, без исключения, отправился в Бригиттовку. Можно изменить всем своим привычкам, опрокинуть весь ход своей жизни, мечтать и даже писать стихи, несмотря на свой прозаический нрав, но воскресной поездке в Бригиттовку, бьюсь об заклад, вы не измените».

Дорога к Гангу

Добраться из душного города до заветных сосен, песка и морского бриза было восемьдесят лет назад делом непростым. Прогулочный пароходик из таллиннской гавани до Пиритаского причала с переменным успехом курсировал с самого начала ХХ века, но принять на борт всех желающих попросту не мог. Обещания городских властей в самом скором времени приступить к сооружению трамвайной линии до руин монастыря Святой Биргитты, а то и до самого Козе дальше газетных полос так и не продвигались…

«Я увидел грандиозную картину бегства целого города – на автомобилях, пароходах, лошадях, пешком, – продолжал таллиннский газетчик. – Картину, напоминавшую, — если бы не мирная тишина голубых просторов – забытые эпизоды беженства в памятные годы Мировой войны. Нескончаемо-длинной змеей извивался народ на всем протяжении Бригиттовской дороги…Если вглядеться в измученные от жары и ожидания лица, то невольно всплывают мысли о священных водах Ганга, о фанатических йогах, о жертвенном индийском культе».

Мученицы моды

Находились в довоенном Таллинне и те, для кого сравнение поклонников Пирита с бредущими к Гангу индуистами казалось слишком «мягким». По мнению иных столичных моралистов, Пиритаский пляж представлял собой ни что иное как «местный Вавилон». Тот самый, где «холостым на каждом шагу угрожает опасность, а женатые рискуют нажить известного характера «порок сердца»: раны, которые причиняет лишь Амур». Опасения, вероятно, были вполне оправданы: для многих юных таллиннок пляж служил подобием модного подиума.

«Прежняя красавица морей – живая, непосредственная, вся от природы, в брызгах солнца и воды, давно сделалась достоянием музейного обихода, – сокрушались в 1932 году «Вести дня». – Современная купальщица больше всего боится воды. Ее атрибуты – пестрый халат, губная помада, пудра, американская шапочка, флакончик для блеска глаз и флакончик для блеска волос, таблетки для голоса и крем против загара, крем против веснушек и карандаш для бровей. Все это замысловатое сплетение косметической изобретательности робко и осторожно опускается на несколько секунд в море…Тщательно стряхивая с себя капельки воды, мученица моды заканчивает этим свое нелегкое курортное испытание».

Равнение на Европу

«Пирита – равнение на европейский курорт, бег в сторону европейских вкусов и «пляжных сенсаций», – писало в начале тридцатых годов развлекательное издание Tallinna post. – Это ощутимо хотя бы в мелочах: резиновые крокодилы, бойкая игра в мяч, марафонский бег по пляжу, эстетичное катание курортных дам по морю на байдарках и менее эстетичное – на мускулистых плечах их поклонников».

«Европейские нравы», однако, приживались с одинаковым успехом не во всем. Так, например, шведская фирма, производящая зубную пасту, решил расставить на линии оградительных буев плотики с рекламой своей продукции. «Находчивые» таллиннцы сперва стали загорать на «бесплатном плавсредстве», затем – нырять с них, а в одну прекрасную ночь попросту отвязали их и отправили в «свободное плавание».

* * *

Пирита, по негласному соглашению считающийся в предвоенные десятилетия «столичным пляжем №1» не был, разумеется, единственным. Невзыскательные каламаяские жители, например, пренебрегая запретами санитарных врачей, лезли в воду неподалеку от собственных домов. Основанное в 1933 году «Общество благоустройства пляжа Строоми» ставило одной из задач «скорейшее прекращение купания в одном месте людей, лошадей с таллиннского ипподрома и окрестных коров».

Со второй половины тридцатых годов с пляжем в Пирита все больше начинает конкурировать пляж в Клоога-Ранде: часовое путешествие в вагоне электропоезда было, как ни крути, комфортнее пешего «паломничества» в городское предместье. Но пик популярности Клоога-Ранда, приходится все же на послевоенные десятилетия.

Йосеф Кац
«Столица»

Фразу, отшлифованную до афористичности, — «Народ—себе», красующуюся над сценой Пражского Национального театра, на фасадах и в интерьере таллиннских зданий не встретишь. Однако в Таллинне достопримечательностей, созданных некогда на добровольные пожертвования, с ходу можно насчитать с полдюжины. Читать далее »

Срок окончания лета — дата сугубо личная. Большая часть работающих, скрепя сердце, назовет в этом качестве первый рабочий день после незаметно пролетевшего отпуска. Ученики и преподаватели однозначно укажут на 1 сентября. На побережье морских бухт, равно, впрочем, как и рек с озерами, самое долгожданное время года заканчивается двумя неделями позже: пляжный сезон, официально открывающийся в нашей стране 15 мая, завершается 15 сентября.  Читать далее »

Не ахти какой оригинальный анекдот рассказывают о жителях двух столиц — Таллинна и Питера, сошедшихся за «рюмкой чая» в ресторане на берегу, допустим, реки Пирита. На вопрос, а когда у вас тут разводятся мосты, принимающая сторона глубокомысленно ответила: «Обычно после двух-трех». Когда же скоротечная белая ночь пролетела и над заречным лесом стал подниматься рассвет, невозмутимый таллиннец уточнил питерскому другу: «Но-о-о, после двух-трех выпитых бутылок»… Читать далее »

Видеохроника:

Легенды древнего города Таллина. Ревеля. Дьявол справляет свадьбу. Дом с тёмным окном.

Каждую неделю, новая легенда, от проекта «Ливонский Орден. XXI век».

Прочитать дальше и оставить отзыв >>>

Между прочим…
На большом гербе Эстонской Республики, на золотом фоне исполненного в стиле барокко щита, изображены три льва-леопарда синего цвета с языками красного цвета и глазами серебряного цвета, которые идут, если смотреть со стороны щита, направо, устремив взоры на зрителя. С трех сторон щит окаймлен венком из двух скрещенных дубовых веток золотистого цвета. Основой герба Эстонии стал датский герб XIII столетия. Этот герб вместе с флагом передал Таллину король Вольдемар II в 1219 году. Официально герб утвердили в 1925 году. На сохранившейся наиболее ранней печати Таллина, относящейся к 1277 году, изображены три идущих коронованных леопарда с головами в анфас на треугольном гербовом щите. Леопарды были синими, располагались они на золотом поле.
Это интересно:
  • BEHANDELN, LERNEN, LERNEN
  • FÜR DEN HEILIGEN VALPURGI-TAG ODER WIE IN DER REVEL AUF DEN FAKTOR GEJAGT
  • Dort steht die "KOSULA" von JAAN KOORT: DIE VERGANGENHEIT UND DIE ZUKUNFT DES TALLINSK-QUADRATES AUF NUNNA
Дайте ответ Магистрату!

2019 - встретите в Таллине?

View Results

Загрузка ... Загрузка ...

Close
Таллинн: "Застывшее Время", в твоём ящике!"

Бесплатная подписка на обновления проекта, новые статьи и фото!